Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0
О нас  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

Навигация
Мост через р. Днепр
Новости
партнёров



Архив новостей





» Российский средний класс: служилый, коррупционный, нефтяной
25.05.10 | Российский вестник
Российский средний класс: служилый, коррупционный, нефтяной


О том, кому на Руси жить хорошо и почему таких счастливчиков не становится больше, обозреватель Издательского дома «Провинция» беседует с доктором экономических наук, членом правления Института современного развития Евгением ГОНТМАХЕРОМ

Российский средний класс: служилый, коррупционный, нефтяной
Ромашка белая, лепесточки нежные

– Два-три года назад в газетах и по телевизору было много разговоров о российском среднем классе, потом вдруг наступила тишина. Куда все подевалось?
– Наш средний класс никуда не подевался. В 2000 году он составлял, по разным оценкам, 7–20 процентов от общей численности населения. Столько же его было на пике экономического подъема в 2007 году, столько остается и сейчас.
– А почему такой разброс в цифрах?
– Я лично полагаю, что семь процентов – это реалистичная оценка, а двадцать – сверхоптимистическая.
– Дмитрий Медведев обещал, что в 2020 году среднего класса в России будет 60–70 процентов.
– Путин называл цифру 56 процентов. Вообще руководители государства озвучивали разные прогнозы, но потом остановились на обтекаемой формулировке: «средний класс составит более половины населения». Так и записано в Стратегии долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 года.
– Однако этот класс, по вашим словам, уже лет десять не растет. Может, расчеты неправильные?
– Существуют международные критерии, тут ничего особо не надо придумывать. Представитель среднего класса в любой стране определяется по уровню доходов и образования, по социальному статусу, образу жизни. Важную роль играет и то обстоятельство, куда, к какому общественному слою, относит себя сам человек.
В нашей стране, если принять все российские семьи за 100 процентов, получается, по данным Независимого института социальной политики, вот такая «ромашка». (См. схему 1.)
К настоящему среднему классу относятся только те семьи, которые оказались на пересечении всех трех окружностей. Видите? Таких семей в России как раз семь процентов.
Из этой схемы видно, что 22 процента российских семей могли бы претендовать на принадлежность к среднему классу по своему социально-профессиональному статусу, но большинство из них не дотягивает в материальном плане. Это в том числе преподаватели, врачи, офицеры и другие люди интеллигентных профессий. Правда, целых 40 процентов россиян считают, что они принадлежат к среднему классу, хотя в действительности и по доходам, и по социальному положению сильно не добирают «очков».
– Им хочется чувствовать себя состоятельными и успешными людьми. Или тут что-то другое?
– В первую очередь это следствие ошибки в терминах. Понятие «средний класс» у нас довольно часто путают с другим: «среднеобеспеченные слои населения». Человек говорит: средняя зарплата по стране 20 тысяч. Я столько и получаю. Значит, я отношусь к среднему классу. Это неправильно. Настоящий средний класс – не просто серединка между богатыми и бедными. Это вполне определенный уровень жизни, набор критериев, которым надо соответствовать.
– Сколько нужно зарабатывать в России, чтобы иметь шанс попасть в настоящий средний класс?
– На каждого члена семьи должно приходиться не менее 30 тысяч рублей в месяц. То есть, если у вас двое детей, то вы с женой должны приносить домой 120 тысяч.
– Каким образом получаются именно эти цифры? Почему не 25 тысяч рублей на члена семьи и не 40 тысяч?
– Во-первых, вычисляется минимальный уровень дохода, позволяющий семье при наших российских ценах качественно питаться, то есть покупать мясо, рыбу, фрукты и так далее. А не просто наворачивать картошку с хлебом. С таким заработком вы имеете возможность хорошо одеваться, то есть приобретать себе одежду и обувь не по мере их износа в хлам, а когда есть желание обновить гардероб, побаловать супругу модной обновкой. Затем, опять же на основе специальных расчетов, устанавливается – с такого уровня доходов российская семья может обеспечить себе качественный отдых. Не в собственной квартире или не на даче проводить отпуск, не помидоры окучивать, а куда-то съездить. Еще один важный критерий, определяющий принадлежность к среднему классу – наличие сбережений, позволяющих делать крупные покупки. Решать «квартирный вопрос», в частности. А также платить за лечение, если потребуется дорогая операция, за образование детей, и так далее.

Наша суверенная специфика

– Мы уже выяснили, что врачи и преподаватели в России практически не попадают в средний класс. А кто попадает?
– Наш средний класс – он очень специальный. В развитых странах основу мидл-класса составляют мелкие и средние предприниматели, квалифицированные специалисты самого разного профиля, в том числе верхушка рабочего класса, – и уже в третью очередь туда попадают управленцы. В России же средний класс в основном состоит из топ-менеджеров, крупных чиновников и работников сырьевых отраслей. По определению академика Александра Александровича Дынкина, наш средний класс – «служилый, коррупционный и нефтяной».
– То есть он неправильный.
– Да, пока неправильный.
– Со смещенным центром тяжести.
– Точно.
– Топ-менеджеры – ладно, но вы действительно верите, что российские крупные чиновники относятся к среднему классу?
– По крайней мере, по их декларациям это именно так. В семье губернатора или мэра большого города, как правило, две-три хорошие машины, одна-две квартиры, загородный дом, пара земельных участков. Это критерии полноценного верхнего среднего класса по западным стандартам.
– А еще в декларации губернатора скромно упоминаются несколько акций, за которыми довольно часто стоит владение сетью торговых комплексов или строительной компанией, плюс недвижимость за границей, не всегда декларируемая, плюс никогда не декларируемые номерные счета в швейцарских банках.
– Ну, никто пока не определил четко верхнюю границу среднего класса. Где он кончается? Конечно, Абрамович – это не средний класс. Но человек с доходом 10 миллионов рублей в год – видимо, это близко к верхней кромке среднего класса. И может быть, не губернатор, но заместитель губернатора, директор какого-нибудь департамента туда попадает. Это вторая наша категория. К среднему классу должны относиться и фрилансеры, люди свободных профессий. Адвокаты, нотариусы, частнопрактикующие врачи. У нас этот слой проявляет себя очень слабо, вместо него в российском среднем классе представлены работники сырьевых отраслей, добывающей промышленности. Там высокие зарплаты.
Плюс коррумпированные чиновники невысокого уровня, силовики, которые официально зарабатывают немного, но живут в хороших особняках, ездят на дорогих машинах, качественно отдыхают и платят за образование детей.
– Может, с учетом этих товарищей в России действительно набирается двадцать процентов среднего класса, а не семь?
– Не думаю. Хотя некоторые отечественные специалисты настаивают, что среднего класса у нас действительно 20 процентов. Но даже если это так, Россия разительно отличается от Запада. У них там какая структура общества? Один-два процента очень богатых. Процентов 60 – средний класс. Ниже еще процентов 30 людей, которые живут, по нашим меркам, очень неплохо, но все-таки до стандартов «сертифицированного» среднего класса не дотягивают. И процентов 10 бедняков. У нас же все иначе. Даже по самым радужным оценкам структура российского общества выглядит так (снова воспользуюсь материалами Независимого института социальной политики). (См. схему 2.)
У нас сверху эти оптимистические 20 процентов. Под ними 70 процентов семей, которые делятся на две части: нижние 37 процентов – это малообеспеченные люди, из них примерно половина – просто бедные, которые то дотягивают, то не дотягивают до прожиточного минимума.
– А самые нижние 10 процентов?
– Это нищие.
В верхней части категории «Класс «ниже среднего» помещаются 33 процента рекрутов в средний класс. Они уже не бедняки, могут себе позволить нормальное питание, одежду, бытовую технику и много чего еще, но им не по средствам приобретение недвижимости, а многим и качественный отдых не по карману. Это, повторяю, очень оптимистическая оценка ситуации.
Если мы хотим приблизиться к западным стандартам, то должны увеличивать прослойку, расположенную непосредственно под средним классом, утолщать ее. Перспектива именно в этом. Цель – создать такую сбалансированную структуру общества, в котором необеспеченные и деклассированные люди находятся в явном меньшинстве. У нас же пока ситуация другая.
При этом надо сказать, что сегодняшнему российскому среднему классу вовсе не нужны конкуренция и рыночная экономика. У многих наших представителей мидл-класса, даже в «правильной» его части – у фрилансеров, то есть у нотариусов, адвокатов и так далее, – имеется доступ к административному ресурсу, есть неформальные связи с крупными чиновниками – и люди процветают. Зачем им рынок?
– Они потеряют ресурс и проиграют в конкурентной борьбе.
– Конечно! Зачем таким адвокатам конкуренция? Они без нее имеют отличную нишу. Или вот человек работает в «Газпроме», получает хорошие деньги – зачем ему конкурент, с которым придется соревноваться?
– Может, мы вообще зря берем западные понятия, такие как «средний класс», и переносим на нашу почву? В России социальная анатомия совершенно иная. Что общего у милиционера-взяточника или у блатного менеджера «Газпрома» с западным средним классом?
– Я согласен. Если сравнивать наши 20 процентов «мидл-класса» и немецкие или американские 60 процентов – там совсем разные люди. Но это зависит от зрелости общества. У нас нет настоящей рыночной экономики, нет конкурентной среды, у нас пока сверхмонополизм, суперогромная роль государства и слабое гражданское общество.
– Кто-то из ваших коллег хорошо сказал, что мы живем в Европе, но с латиноамериканской социальной структурой.
– Да. Мы идем в Европу через Латинскую Америку. Это сказал Леонид Григорьев, президента Фонда «Энергетика и финансы».

Москва, Питер и остальная Россия

– У этой проблемы есть еще и региональный аспект. Может быть, он самый интересный. Если принять весь наш странный средний класс за сто процентов, то окажется, что 4/5 его живет в Москве, Питере и еще в нескольких городах-миллионниках. При том что население всех этих мегаполисов вместе с Москвой едва ли дотягивает до 1/5 части от общего российского.
– Да, это так. Чем крупнее российский город, тем больше в нем среднего класса. Не только в абсолютном, но и в процентном отношении. А если мы возьмем деревню, там его практически нет.
– Опять российская специфика?
– Опять признак отсталой страны. Потому что в развитой стране, во-первых, сельское население минимальное. Возьмите Англию, Францию, Германию – там вообще такого понятия не осталось. Есть маленькие городки, их множество, они расположены «в глубинке», но в таком городке существует вся инфраструктура, как и в большом городе. Есть сфера обслуживания, учителя, врачи и так далее. Они зарабатывают такие же деньги и ведут такой же образ жизни, как их коллеги из мегаполиса.
– В большинстве стран ЕС и в США очень высокий уровень производительности труда в сельском хозяйстве. Поэтому нет необходимости держать на селе такую прорву доярок, телятниц и трактористов, как у нас. Они давно уже сменили профессию. Вернее – еще их родители сменили. А оставшиеся на земле фермеры представляют собой эталонный средний класс. У них высокий доход, они сами себе работники и работодатели.
– У нас пока процесс идет в противоположном направлении. Фермеров крайне мало. Такое понятие, как квалифицированный рабочий, за последние полтора-два десятилетия вообще практически исчезло. Не только на селе, но и в городе. Возьмите какой-нибудь машиностроительный завод. Фрезеровщики, токари, слесари, сварщики – где они? Кстати, на Западе у квалифицированного рабочего стандартное образование – это школа плюс колледж. А у нас такого нет. Не говоря уже о сельских жителях. Чем больше сельского населения в регионе, чем больше такой застойной промышленности, не сырьевой – тем меньше среднего класса.
– В Москве среднего класса много не по экономическим, а по административным причинам. Россия – страна сверхцентрализованная, все решения принимаются в столице. Поэтому здесь расположены офисы ведущих компаний и банков, они здесь платят налоги…
– В последнее время еще и в Питере.
– Да, но с Питером интересно получилось. Чтобы на родине президента и премьер-министра жизнь стала покучерявей, но и у Москвы чтобы ничего не отбирать, сделали так: «Сибнефть» раньше платила налоги в Омске, теперь ее заставили доиться в городе на Неве.
– Кстати, Москва сейчас с финансовой точки зрения находится в очень сложной ситуации. Даже имея такие огромные ресурсы. Дело во многом в том, что в столице очень большие социальные обязательства, которые взвалило на себя городское правительство. Огромное количество льгот. Москвичи платят 70 процентов за услуги ЖКХ, а не сто процентов, как во многих других регионах.
– При этом в столице совершенно другой уровень зарплат, который искусственно сложился в силу опять же административных обстоятельств.
– Средняя зарплата в Москве составляет более 30 тысяч рублей. А по стране – менее 20 тысяч. Такое исключительное положение столицы и некоторых других крупных городов – это снова признак страны отсталой. Ни в одном из развитых государств мира нет подобных территориальных контрастов. С точки зрения экономики развитие там более равномерное. А у нас в стране есть огромные территории, где вообще экономическая активность, и прежде всего бизнес-активность, нулевые. Малый бизнес там не развит, обрабатывающая промышленность деградирует.
– Какая именно экономическая активность сосредоточена в Москве? В ней развита обрабатывающая промышленность? Или малый бизнес?
– В основном это, конечно, посредничество, финансовые и торговые услуги, госаппарат. В Москве располагаются все без исключения наши органы управления. И федеральные, и городские, и областные, кстати. А также штаб-квартиры всех нефтяных и прочих сырьевых компаний. Хотя они тут нефть и газ не добывают. Здесь и учебные заведения, кстати, – крупнейшие вузы все в Москве расположены. Здесь больницы, театры и так далее.
Конечно, в развитой стране это все более или менее рассредоточено, хотя всегда есть центры. Нью-Йорк выделяется на фоне какого-нибудь Джорджтауна, но не до такой степени, конечно.
– Я, кстати, недавно узнал, что во Франции к парижанам тоже очень непростое отношение. Как в России к москвичам.
– Но там это отношение сложилось не из-за имущественного неравенства. У них зарплаты и уровень жизни в провинции мало отличаются от столичных. Но просто парижане считаются во Франции снобами. Эта их столичная культура, они все такие пресыщенные... В России тоже есть такое. Но у нас это усугубляется материальным неравенством. Человек, который в Москве зарабатывает 30 тысяч рублей и, в общем-то, немного себе на эти деньги может позволить дома, выезжая куда-нибудь в Калугу, чувствует себя почти богачом.

Светлое будущее опять Откладывается

– А что у нас сейчас с кризисом? По телевизору говорят, что он идет на спад и даже в основном рассосался.
– Ну что вы. Кризис только начинается. Самое тяжелое ведь в кризисе не падение, которое действительно закончилось, а рецессия. Это «рост в районе нуля». Я бы даже так сказал: при нашей российской отсталости 2-3 процента роста ВВП – это тоже рецессия. Для нас, как и для Китая или Бразилии, не рецессия – это 6-7 процентов роста. А для стран с развитой экономикой достаточно двух-трех. Кстати, на специфический российский средний класс нынешний кризис никак не повлиял.
– Серьезно?
– Смотрите сами. Кто из представителей этого класса стал жить хуже? Топ-менеджеры? Они себе что, зарплаты уменьшили? Ничего подобного. Они работникам снизили зарплаты. Высшие чиновники? Тоже нет. Фрилансеры? Ну, эта часть среднего класса, может быть, и пострадала, но незначительно.
– Вы говорите, что кризис только начинается. Но нефть-то на мировом рынке подорожала. В два раза.
– Да. Это и позволяет нам держаться на плаву, как-то барахтаться. Но промышленность пробуксовывает. Вот вычтите ТЭК из данных Росстата, и вы убедитесь, что несырьевые отрасли промышленности просто лежат на дне. Розничная торговля тоже на дне.
– Что дальше будет со средним классом? Какой у вас прогноз?
– Что касается перспектив среднего класса: смотрите, он не рос даже в благополучные годы, потому что у российской сырьевой экономики не было запроса на средний класс. Деньги разворовывались, крупные состояния уводились за границу или уходили на фондовый рынок. Они не шли в бюджет. Учителям, врачам и офицерам поднимали зарплату, но все равно она оставалась мизерной. Те же самые офицеры из абсолютной нищеты просто попали в слой малообеспеченных. И по-прежнему далеки от среднего класса, хотя должны там находиться. До тех пор, пока мы не будем иметь новую экономику, построенную на более равномерном распределении ресурсов и деловой активности по регионам, – положительной динамики в вопросе становления российского среднего класса ожидать не приходится. Ни в количественном аспекте, ни в качественном.
– Да, оснований для оптимизма немного.
– Если вы смотрели доклад Российского союза промышленников и предпринимателей по предпринимательскому климату в 2009 году, – а РССП – очень лояльная к власти организация, – то могли обратить внимание, что даже они признали: предпринимательский климат в 2009 году стал хуже, чем был в 2008-м.
А ведь только на базе частной экономической активности возникает рост среднего класса. Потому что на этой базе создаются высокооплачиваемые рабочие места, платятся большие налоги – в абсолютном выражении, конечно, – и тогда из бюджета можно повышать доходы тем же учителям и офицерам. Пока мы не сдвинем эти проблемы с места, никакого роста среднего класса не произойдет, и он останется таким же «неправильным» как сейчас.
– Выходит, заявление Дмитрия Медведева о том, что к 2020 году у нас будет 60–70 процентов среднего класса, вряд ли удастся подтвердить. Как и путинское – про 56 процентов.
– Я думаю, эти прогнозы уже нереальны.
– Они оказались там, где лежат обещания Хрущева построить коммунизм к 1980 году и горбачевские планы дать каждой советской семье квартиру к 2000-му.
– Ну, в общем, да. Это пока из той же серии.

Беседовал Виктор ШАЦКИХ

Обсудить на форуме | Комментарии (0) | Распечатать |

 (голосов: 0)
 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Вечно светлое завтра
  • Россия – ЧЕМПИОН по производству миллиардеров
  • Два лика одной власти
  • Земля тревоги нашей
  • Ставка больше, чем жизнь

  •  

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:


     




    Архив новостей
    «    Апрель 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
     

    Популярные
    статьи

    Фоторепортажи
    Казанцева Аня ( ...
    Казанцева Аня (7 лет) Смоленск
    Добавлена: 26 июля 2009 20:26
    Комментарии (2)
    1064x1024, 837.93 Kb



    Опрос
    Повлиял ли на вас финансовый кризис?

    Да, уволили с работы
    Да, задерживают зарплату
    Вообще не могу найти работу
    Нет, до меня кризис ещё не добрался=)
    А у нас в стране кризис?
    Затрудняюсь ответить


    Главная страница  |  Регистрация  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    Воспроизведение в СМИ, передача в эфир или сообщение по кабелю для всеобщего сведения материалов,
    опубликованных на сайте, без согласия редакции ЗАПРЕЩЕНО.

    COPYRIGHT © 2008 Газета "Никольское кольцо" All Rights Reserved.королева юга смотреть онлайн
    пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ@Mail.ru