Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0
О нас  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

Навигация
Вокзал
Новости
партнёров



Архив новостей





» Земля тревоги нашей
08.09.10 | Российский вестник
Земля тревоги нашей


Народ любит Родину, Медведева, Путина, но многие мечтают уехать


По данным Левады-центра, 48 процентов граждан верят, что дела в стране идут в правильном направлении. Каждый пятый точно не знает, и лишь 32 процента явно недовольны. Это высокий процент политической поддержки, администрация теряющего популярность президента США Обамы могла бы позавидовать.
Еще выше рейтинг нашей власти, если обратиться к двум главным персонам. Деятельность президента Медведева одобряют 73 процента населения, работу премьера Путина – 78 процентов. Здорово. Получается, все идет как надо: во главе России эффективные люди, народ им верит, любит, а они, опираясь на массы, ведут державу верным курсом.
Увы. Курс-то верный, и лидеры молодцы, а вот в то, что государственный корабль будет пришвартован в тихой и сытной гавани, у людей веры нет. На вопрос «Сможет ли руководство в ближайшее время добиться изменений к лучшему?» положительный ответ дали только 27 процентов респондентов. Еще 39 процентов весьма сомневаются, а 33 процента твердо уверены, что ничего хорошего страну не ждет.
Похожие результаты дал опрос ВЦИОМ. Доля оптимистов, считающих, что экономика России будет успешно развиваться, снизилась с 48 процентов в мае до 41 процента августе. Может, виной тому засуха и пожары? Но Медведев и Путин твердо заявляют: никакой катастрофы нет. Да, мы пострадали, но у нас огромный запас зерна, у нас нефть и газ, у нас валютные резервы… Многие европейские страны чувствуют себя куда менее устойчиво, но граждане там верят в будущее, в добрые перемены.
Откуда у нас этот пессимизм? Почему растут апокалиптические настроения? 30 процентов граждан полагают, что самые тяжелые времена в России еще впереди, 32 процента – что мы переживаем их сейчас. Остается только руками развести. Правда, гречка круто подорожала, но это еще не конец света, не война, не распад федерации и даже не обрушение банковской системы. Путин лично потушил пожар, погорельцам строят новые дома, Медведев увеличил доплаты военным пенсионерам, Сочи превращается в олимпийский центр, доходы от экспорта растут, нефть и газ на мировом рынке в цене, рубль крепок как гранит, кредиты дешевеют, кризис отступил… Чего же такого ужасного ожидает почти треть населения? И это при бравых лидерах и при верном политэкономическом курсе.
Но самый большой сюрприз преподнес опрос, сделанный исследовательским центром Superjob.ru по заказу «Ведомостей». Людей спрашивали: «Если бы у вас была возможность жить в любой стране мира, какую страну вы бы выбрали?» Казалось бы, тут и думать особо нечего: где родился – там пригодился. Понятно, что во многих местах, где нас нет, уровень жизни выше, но ведь это в среднем и в основном для коренного населения. А приезжему на чужбине приходится несладко: другие язык, культура, люди, лица.
Наши граждане это хорошо понимают. И все же только 23 процента опрошенных хотели бы остаться в родном Отечестве. А 73 процента экономически активного населения готовы «слинять» кто куда – в далекую Австралию (7 процентов), Германию, Италию (по 6 процентов), США (5 процентов), Англию, Испанию, Швейцарию и Канаду (по 4 процента), во Францию, Швецию, Финляндию (по 3 процента), а некоторые даже в Японию и на Кубу.
Что ж нам не сидится дома? И это в эпоху возрождения, когда Россия вроде бы на глазах крепнет, расцветает, движется, куда надо! Ответы в основном сводятся к большей безопасности и социальной защищенности в других странах. В Австралии русскому сердцу милы огромные незаселенные просторы в сочетании с европейскими порядками. «Можно, конечно, жить в сибирской тайге, но там вечно бродят то менты с чиновниками (охотятся), то уголовники, то местные алкаши, – объяснил свой выбор один из участников опроса. – А менту, чиновнику и уголовнику человека пристрелить – в удовольствие…»
Удивительно, что более ста лет назад обер-прокурор Синода Константин Победоносцев дал очень похожую характеристику возлюбленного Отечества, которому он верой и правдой прослужил всю жизнь: «Что такое – Россия? Ледяная пустыня, а по ней ходит лихой человек».

Михаил УСТЮГОВ
 


» Золотой, как осень, бензин…
08.09.10 | Российский вестник
Золотой, как осень, бензин…


Владимир Путин недавно побывал на Камчатке и обнаружил, что литр АИ-92 зашкалил там за 30 рублей. Местный народ взмолился, рассчитывая на силу лидера. Лидер поговорил с губернатором. Уже на следующий день глава края доложил, что камчатские бизнесмены – поставщики бензина, – в едином порыве снизили цены до уровня начала августа. Чепчики – в воздух! Ура Путину! Но остаются три вопроса.

Золотой, как осень, бензин…Первый. Если расценки на АЗС были экономически не обоснованы, то есть поставщики сговорились и спекулировали топливом, то почему власти дожидались личного вмешательства премьера? У нас что, нет камчатской антимонопольной службы и прокуратуры? А если они есть, то куда раньше смотрели? И что делать при таких порядках рядовым гражданам – каждый раз ждать визита Владимира Владимировича и спешить к нему с миллионом челобитных?
Второй вопрос: надолго ли бизнесмены снизили цены? Понятно, что, когда «Сам» просит, отказаться нельзя. Пойдешь против власти – вмиг перекроют весь кислород. Поэтому временно, для рейтинга и пиара, можно по убедительной просьбе сверху и бензин удешевить, и муку, и хлеб, и даже на парной свинине ценники поменять (вспомним внезапный визит Путина в московский супермаркет, после чего на пару дней там понизились цены). А потом, естественно, все вернуть в прежнее состояние, да еще сделать накрутку, чтобы покрыть убытки от «политической уступки». У нас же как-никак капитализм, а не СССР с директивным ценообразованием.
 


» От бюджета до отката
01.09.10 | Российский вестник
От бюджета до отката


Мой приятель работает в московской фирме, которая занимается оптовой поставкой лекарств. «Без отката не заключается практически ни одного контракта», – говорит он. «А как же конкурсы? А аукционы?» Он смеется моей наивности: «Все проводится только для вида. Кто проводит? Чиновники. А у них в рукаве всегда четыре туза».

Отрицательный авторитет

От бюджета  до отката
Президент Медведев открывает для себя реалии российской жизни. В августе ему доложили, что томографы по 20–30 миллионов рублей за штуку покупались российскими чиновниками в два-три раза дороже. Как у Жванецкого: «Почем мясо? По двести? А за четыреста не продашь?»
Всего власти купили 170 томографов. В итоге заведено 17 уголовных дел. Космические цены формировались следующим образом. У производителя самый крутой томограф стоит 35 миллионов рублей. Но покупатели из Ростовской области обратились к хитрому посреднику. И заинтересованы были, как видно, вовсе не в том, чтобы купить дешевле.
В итоге производитель передал свою продукцию британскому посреднику, который более чем вдвое увеличил цену – до 71,7 миллиона рублей. А у жадного британца томограф купил российский посредник и добавил свою накрутку – до 90,4 миллиона рублей. В итоге Ростовская область за бюджетные деньги приобрела необходимую аппаратуру втридорога. Почему? Возможны две версии. Первая – разгильдяйская: деньги не наши, а казенные, поэтому наплевать. Вторая – криминальная: часть средств, осевших у посредников (а это почти 2 миллиона долларов), возвратилась покупателям. Было казенное, стало мое.
Президент Медведев все это знает, но, похоже, не в состоянии «железной рукой» сломить давно сложившуюся систему. Поэтому ему приходится выносить сор из избы и апеллировать к общественному мнению. Вся страна наблюдает по ТВ, как Дмитрий Анатольевич страдальчески морщится и гневно восклицает: «Это циничное, хамское воровство государственных средств! Эти люди ни стыда, ни совести не имеют! Это вызывает дикую ненависть людей и создает отрицательный авторитет нашей стране!»
А что дальше? Дальше – очередная «рабочая группа по контролю». И еще поручение Генпрокуратуре сурово наказать виновных. Но виновных найти вряд ли удастся, поскольку госзакупками у нас ведают не отдельные чиновники, а целые комиссии. Забрить всю комиссию – такого в новой России еще не бывало. И вообще, как сказал руководитель СКП Александр Бастрыкин, если пересажать всех, кто ворует, то кто же тогда будет управлять страной?

Ликвидация утечки

В том, что президент сам инициирует вынос сора из избы, мне видится добрый знак. Это лучше, чем все прощать и покрывать по принципу: пусть сукины дети – зато наши.
С другой стороны, какова реакция общества? Во-первых, негодование. В том числе и по адресу главы государства, который никак возьмется за отрывание голов. Во-вторых, уверенность в том, что президент делает это исключительно для поднятия своего рейтинга, а на самом деле «ворон ворону глаз не выклюет». В-третьих, твердое убеждение, что любые публичные разоблачения коррупционеров в России – не к торжеству закона, а к переделу рынка и сфер влияния. Кто-то с кем-то не поделился, вот его и прижали… Грустно, господа.
Но для этих мрачных предположений есть свои основания. Свежий пример: 23 августа газета «Ведомости», ссылаясь на неназванный источник в аппарате правительства, дала информацию о том, что Минздрав РФ закупает огромное количество лекарств на бюджетные деньги фактически без проведения торгов. Обходить закон нетрудно: несколько заранее «согласованных» компаний подают заявки на участие в аукционе, но на торги не являются, а с единственным участником заключается контракт по максимальной цене. Таким способом потрачено 31,1 миллиарда рублей.
В любой европейской стране эти сведения стали бы скандалом номер один, сенсацией, за которой неизбежно последовали бы громкие отставки.
У нас – мертвая тишина. Ни одного официального комментария. Молчание ягнят, слонов и крупных рептилий. И только два сообщения в ответ. Первое: помощник министра здравоохранения бодро заявил, что все аукционы по закупке медикаментов проводятся в четком соответствии с законом. И второе: Федеральная антимонопольная служба не выявила нарушений закона при закупках лекарств. Обе информации появились в тот же день, что и «Ведомости» со скандальным материалом. То есть никаких дополнительных проверок и расследований не понадобилось – кто-то большой и сильный дал указание все это дело немедленно замять.
 


» Обыкновенный ценизм
25.08.10 | Российский вестник
Обыкновенный ценизм


Новое зерно еще на элеваторе, а хлеб и крупа уже дорожают


Жара, засуха, неурожай породили слухи о грядущем дефиците. Народ тревожится и готов запасаться. Муку, сахар, макароны, крупы некоторые граждане закупают мешками. А раз растет спрос – растут и цены. Для производителей и торговли открывается подлинный Клондайк. Самое время воспользоваться ажиотажем и нажиться на наших страхах.

Связанные одной цепью

Обыкновенный  ценизм
«Никаких объективных причин для нынешнего подорожания продуктов в России нет», – заявила власть. Дело очевидное: мука, крупы, макароны и прочие товары родом из прошлогоднего урожая. Но цены определяются не только «объективными» факторами, но и нашими ожиданиями, эмоциями, а также маневрами бизнесменов. Если все вокруг заговорили о грядущих «скачках», дефиците и голоде – жди смены ценников в магазинах.
При этом каждое звено в длинной цепи от фермера до покупателя кивает на соседнее. Никто не скажет: «Я – проклятый спекулянт!» Все морщатся и стонут. Торговля жалуется на оптовиков, оптовики – на производителей, магазины – на пекарей, пекари – на мукомолов, мукомолы – на поставщиков зерна. Разобраться в этом невозможно, да и не нужно, потому что на самом деле в каждом звене цепочки один и тот же интерес: продать товар подороже.

Мистика на прилавках

Вспомним осень 2007 года – тогда без всякой засухи, по каким-то «мистическим» причинам, вдруг резко поднялись цены на сыр, творог, растительное масло и молоко. Каждый день я заходил на базар и диву давался: самый простой сыр «Пошехонский» по 110 рублей за кило дорожал со скоростью 10–20 рублей в день и к середине октября стал стоить 220 целковых, вдвое дороже. Почему? Никто не знает.
Тогдашний премьер Виктор Зубков сбился с ног, лично посещал базары и супермаркеты, говорил с продавцами, но, похоже, тоже ничего не понял. Любопытно, что даже сейчас, три года спустя, цены на некоторые виды сыра ниже, чем были той бурной осенью. Видно, в производственно-торговой «цепочке» убедились, что «Пошехонский» по такой цене никто покупать не станет, и потихоньку дали задний ход…
То же самое сейчас. Если в бедной Ивановской области цена килограмма гречки за две недели августа поднялась почти вдвое – до 65 рублей за кило, этому можно найти только одно объяснение: люди, заинтересованные в сверхприбыли, проверяют народ на прочность. Если у нас сдадут нервы, если потащим по такой цене мешками – цена возрастет еще больше.
Поэтому всем добрый совет: без паники. Самое страшное для тех, кто в «цепочке» – если мы перестанем покупать их товар. На спекулятивное давление народ может ответить только низким спросом.

Команда «ФАС!»

Хлебные расценки сегодня на контроле в Кремле. Генеральная прокуратура направила поручение на места: бдеть за ценами! Аббревиатура Федеральной антимонопольной службы звучит как никогда выразительно.
В Москве, Татарстане и Ленинградской области возбуждены дела по фактам необоснованного повышения цен хлебозаводами.
Впрочем, в большинстве регионов ситуация с хлебными ценами достаточно стабильна. Новгород, Астрахань, Псков, Хабаровск, Кемерово держат рынок в прежних рамках. В среднем по стране за июль-август «кирпичик» подорожал на 1–1,5 рубля. Это терпимо и до бунтов не доведет.
Важный момент: в областных центрах продукты дорожают не так быстро, как в районах, хотя на окраине покупатели куда беднее. Причина – отсутствие конкуренции. Даже в Москве сегодня можно найти «социальный» батон за 10-11 рублей, а в Костромской или Нижегородской области уже нет. Наоборот: в районах, пострадавших от пожаров, хлеб подняли в цене на 20–30 процентов! Вот уж поистине: кому война, а кому мать родна.

Нас накормят китайцы

Хуже всего обстоит дело с гречневой крупой. Рекорд поставлен в Оренбургской области: здесь гречка подорожала в три раза, с 20 до 60 рублей. В Иваново местные власти собираются покупать крупу в Китае, чтоб хоть как-то насытить внутренний рынок. А в правительстве России, по данным «Ведомостей», не исключают, что придется прикупить пару миллионов тонн зерна в Казахстане.
Однако общее ожидание на рынке однозначно: все продукты, включая молоко, мясо и хлеб из зерна нового урожая, в сентябре станут дороже в среднем на 15–20 процентов. Об этом говорят и крупные торговцы-сетевики, и эксперты, и фермеры. Уже сегодня «новая» мука на оптовом рынке подорожала вдвое. Доля ее цены в батоне не столь велика, но одновременно растет в цене бензин, а на очереди – очередной скачок тарифов на услуги естественных монополий.
Для большой политики эти процессы – большая неприятность, и власть принимает меры. С 15 августа Россия прекратила экспорт зерна – мера, явно не выгодная производителям (мировые цены растут), но понятная для населения (нечего продавать на сторону, если самим есть нечего!). Имеется у правительства и зерновая «подушка безопасности»: почти 20 миллионов тонн, оставшихся от прошлого урожая. Если интервенции будут сделаны вовремя и с умом, спекулянтам придется не так сладко.
 


» ПИАР на пепелище
18.08.10 | Российский вестник
ПИАР на пепелище


Ошибки власти компенсирует ее усердие по ТВ

ПИАР на пепелище
Страшная засуха и пожары стали в этом году бедствием национального масштаба. Огонь поразил леса на территории величиной с остров Кипр или государство Ливан. Потери от неурожая исчисляются миллиардами долларов, дорожают макароны, мука, на очереди – хлеб, молоко, мясо. Более трех тысяч погорельцев, тысячи заболевших от смога и погибших… Только в Москве смертность в июле увеличилась
в полтора раза. Можно ли было это предотвратить?


Как тоскуют руки по штурвалу

На прошлой неделе нам показали, как премьер-министр Путин лично тушит лесные пожары в Рязанской области. Для этой цели он временно стал вторым пилотом новейшего самолета-амфибии Бе-200 (таких в России, к сожалению, всего четыре, один продали
в Азербайджан), принял на борт 12 тонн воды и сбросил ее точно на бушующее пламя.
То, что Владимир Владимирович человек не робкого десятка, мы узнали еще в 2000 году, когда он накануне своих первых выборов на истребителе Су-27 отправился в Чечню. Тот внезапный полет, зафиксированный федеральными телеканалами, наверняка добавил Путину не один миллион голосов. Эксперты отмечают:
в экстремальной ситуации рейтинг жесткого и энергичного премьера растет.
А вот столичный мэр Юрий Лужков дал маху: в самые трудные дни находился за пределами Родины в плановом отпуске, явно загорел. Не сладок показался дым Отечества и Самарскому губернатору Владимиру Артякову.
В конце июля у него день рождения – неужели отмечать в удушливой атмосфере? В прессе пишут, что здравицы в его честь звучали на земле Италии. Правда, отдых длился недолго: в Самаре вредные оппозиционеры начали сбор подписей за отставку губернатора, и, говорят, нашлись более тысячи подписантов. Артяков вернулся, к делу срочно подключилась милиция, все несанкционированные проявления задавили,
а листы с подписями бесследно исчезли, пишет Газета.ru.В общем, каждый политик воспользовался ситуацией в меру своего опыта, возможностей
и личной отваги.
 


» Зияющие вершины
01.07.10 | Российский вестник
Зияющие вершины


В России все больше людей, недовольных ЕГЭ. Но власть их не слышит


Пресса радуется: в этом году школьники справились с ЕГЭ лучше, чем в прошлом. Баллы выше, двоечников всего 2-3 процента, апелляций в три раза меньше. Значит, народ распробовал и вошел во вкус? Но опрос Левада-Центра показывает: если в 2004 году за ЕГЭ высказалась половина россиян, то сейчас – всего 34 процента. Вдвое уменьшилось число тех, кто считает его более объе-ктивной оценкой знаний (сейчас таких оптимистов всего 12 процентов). Растет число граждан, которые уверены, что новация увеличила коррупцию в школах и вузах. Что за странное противоречие?

ЕГЭцентризм

Зияющие вершины
Раньше учителя ставили оценки, во многом исходя из сложившихся представлений о родных учениках. Теперь субъе-ктивизму вроде бы нет места – проверку ведут бесстрастные компьютеры. Впрочем, «человеческий фактор» никуда не делся: в Интернете сотни сообщений о том, как преподаватели при сдаче экзамена «содействуют» ученикам. Трудно не порадеть, если по их баллам будут оценивать и учительскую работу.
Задача более объективной оценки знаний осталась благим пожеланием. Народ не вошел во вкус, но приспособился, нашел компромиссные варианты нарушения строгих правил. Не сомневаюсь, что в будущем году результаты ЕГЭ будут еще выше, а апелляций еще меньше. При этом «100-балльников» – школьников, показавших высшие результаты, – останется немного. Ни один вменяемый учитель не станет подтягивать бестолкового питомца к высшей границе, поскольку совершенно очевидно, что каждые 100 баллов обращают внимание Рособрнадзора. Речь о другом – помочь в меру: троечников вывести на «четверку», ударникам поднять балл до 80–90 так, чтобы, не вызывая подозрений, и детям, и себе сделать хорошо.
Знают ли об этом контролирующие органы? Наверняка догадываются. Но давить всех, кто «подмазывает» жесткую систему, делая ее более гибкой и «гуманной», не будут по той же причине, по которой не сажают многих «умеренно вороватых» чиновников. Вспомним знаменитое высказывание руководителя Следственного комитета Бастрыкина: если посадить всех, кто ворует, то у нас чиновников почти не останется, а без них нельзя. Без учителей тоже невозможно.

Кто в России всех умнее?

Самых наглых, конечно, будут ловить и выставлять на позорище. В этом году образцово-показательная порка выпала на долю педагогов Морозовска – городка с населением 28 тысяч жителей в Ростовской области.
В мелких городках, а тем более в сельской местности, все друг друга знают. Логика простая, житейская: стоит ли вставать в законопослушную позу и отказывать добрым соседям? Да и прибавка к мизерному жалованью приятна. Потому, наверное, не один, не два, а более тридцати местных учителей согласились помогать не слишком сообразительным детям – прямо на экзамене делали за них всю работу. Прокуратуре не пришлось особо стараться: задержали всех на рабочем месте.
Обсуждая это прославившее Морозовск происшествие, местные жители на сайте города пишут: «Разве такое только у нас? Это ж по всей стране. Кто откажется, если есть такая возможность?» Не отказались в Володарском районе Астраханской области. Там задержали учителя, который решал экзаменационные задания по математике. А в Воронежской области «помощь» учащимся организовал представитель государственной экзаменационной комиссии: к выполнению заданий ЕГЭ он привлек наиболее квалифицированных учителей района. Похоже, в ответ на централизацию экзаменов коррупция в школах становится тоже более централизованной: теперь она захватывает местную образовательную вертикаль.
На грустные размышления наводит и тот факт, что федеральная власть фактически засекретила данные по итогам ЕГЭ в регионах. Невозможно узнать, каков средний балл по русскому языку и математике в республиках Северного Кавказа. Журналистам приходится пользоваться неназванными источниками. В прошлом году РИА «Новости» сообщило невероятное: математический результат ингушских выпускников (51 балл) превзошел средний балл москвичей (47 баллов), а по русскому языку ингуши и москвичи оказались наравне! Появилась информация о том, что в столицу приехали «100-балльники» по русскому языку, не умеющие даже грамотно заполнить документы. Рособрнадзор заинтересовался уникальными успехами школьников Адыгеи, которые набрали 100 баллов на экзаменах по истории и биологии. Их работы перепроверили в Москве и более половины высоких оценок отменили.
 


» Священный долг, или Деньги на бочку
16.06.10 | Российский вестник
Священный долг, или Деньги на бочку
Что у нас за армия, если в нее загоняют силой?

Депутаты от ЛДПР предложили легализовать взятки за уклонение от армейской службы. И направить их из кармана военкомов, офицеров и медиков на пользу государства. Не хочешь служить – заплати в бюджет Министерства обороны и проваливай.

Пацифистский капитал

Аргументы у авторов серьезные. Сегодня в России около 200 тысяч «уклонистов». Их ищут и не могут найти. А найдут – будут судить, а потом отправят в армию из-под палки. Зачем? Не лучше ли получить с этих ребят приличную сумму и нанять добровольцев-контрактников? Если даже с половины бегунков слупить по миллиону, прибыток в военную копилку составит 100 миллиардов рублей. Отличные деньги, десятая часть всех нынешних военных расходов.
Специалисты говорят: не выйдет. Идею «жириновцев» громогласно отвергли и другие депутаты Госдумы, и чиновники Минобороны. Не поддержали ее и солдатские матери. Дело не только в дурно пахнущей морали. Главное – то, что в нашей ситуации логика этого проекта вывернется наизнанку. Взятки так и останутся, поскольку их размер будет меньше официальной суммы «откупа» (сегодня, по данным прессы, «откосить» можно за 100–150 тыс. руб в провинции и за 300 тыс. – в Москве). «Уклонистов» меньше не станет, это в основном ребята из бедных семей, им нечем заплатить.
А может, давать таким в долг? Есть же у нас материнский капитал – пусть будет и пацифистский. Любой 18-летний гражданин, желающий развивать мозги, а не мотать портянки, имеет право взять кредит, отдать «священный лимон» родной стране, а потом много лет возвращать его банку с процентами…
И так не получится. Банки зарядят бешеную маржу, и попытка законно «откосить» обернется для призывника долговой кабалой. Лучше уж альтернативная служба.
Наиболее резко критиковали проект патриотичные депутаты «Единой России»: бред, провокация, абсурд! Да, абсурд. Да, не по Конституции. Но то, что происходит с призывом и с армией сегодня – тоже не по Конституции. И абсурд куда более опасный.
 


» Хорош закон, коли судья знаком
08.06.10 | Российский вестник
Хорош закон, коли судья знаком



Российская Фемида зрит в корень и способна творить чудеса

Хорош закон, коли судья знаком
На прошлой неделе состоялся довольно напряженный диалог лидера и рокера – Владимира Путина и Юрия Шевчука. Шевчук «наехал» на милиционеров: дескать, работают на начальство и на свой карман. Путин возразил: есть среди них и честные, и герои. А то, что кто-то не чист на руку – не в диковинку: они же к нам не с Марса прилетели. Каково общество – таковы и стражи порядка.
Слова Путина справедливы и по отношению к судейскому корпусу. В идеале суд независим. В Основном Законе РФ так и сказано: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону» (статья 120-я). Но это мечта. А в реальности суд состоит из живых людей, со своими интересами, субъективными понятиями о чести и выгоде, родственными и дружескими связями. В итоге мы имеем не «марсианский» и не американский, а наш родной суд, со всеми его национальными особенностями.



Мордовское чудо: 15 суток за убийство

Весной прошлого года в Саранске случилось небывалое: Ленинский районный суд приговорил убийцу к 120 часам обязательных работ. Жуткое возмездие!
Обвиняемого звали Олег Мочалин. Спортсмен, дзюдоист, он сильно невзлюбил сотрудника газеты Виктора Вдовина. Как выяснилось на суде, для этого были сугубо личные причины: Вдовин ухаживал за сестрой Мочалина, а семья девушки не одобряла этот выбор. Олег решил как следует проучить «ухажера». Встретив его в ночном клубе, он пригласил Вдовина в туалет для мужской беседы. Там Мочалин в полную силу применил свои бойцовские навыки. Зверски избитый Вдовин скончался на месте. Все происходящее зафиксировала камера видеонаблюдения.
Казалось бы, дело ясное. Но в суде начались чудеса. Первое: к убийце применили 109-ю статью УК «Причинение смерти по неосторожности». Словно Олег Мочалин вовсе и не бил Вдовина, а случайно задел его чугунным кулаком. Второе: видеозапись судья проигнорировал. Третье: по версии суда, убитый оказался сам виноват. Вдовин якобы первым полез в драку, Мочалин всего лишь толкнул его в ответ, и от этого толчка потерпевший упал, стукнулся головой о стену и умер.
Даже если согласиться с этой странной версией, Олега Мочалина должны были осудить на 3 года лишения свободы – такое наказание предусмотрено в Уголовном Кодексе за «неосторожное» убийство. Саранский судья рассудил самобытно: 15 суток. И если бы безутешная мать Татьяна Анатольевна смирилась с таким «наказанием» – на том бы дело и кончилось.
Но мама убитого парня стала бороться за справедливость. Отправилась в Москву, била челом в Госдуме, в Генпрокуратуре, в приемной Президента России. И здесь, вдали от самобытных саранских раскладов, ее голос был услышан. Приговор опротестовали, Верховный суд Мордовии отменил «15 суток» и направил дело на новое рассмотрение.
Два месяца спустя оно попало все в тот же Ленинский райсуд г. Саранска. Но что это теперь был за суд! Не сомнительные чудотворцы, а настоящая беспристрастная Фемида, послушная голосу совести и букве закона!
Дело тут же переквалифицировали, и из «неосторожного убийства» оно стало «умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшим смерть потерпевшего». А это уже совсем другая статья УК, с другой амплитудой наказаний – от 5 до 15 лет лишения свободы. Чувствуете разницу?
К юному убийце отнеслись гуманно: дали шесть лет. Учли, что на момент совершения преступления ему еще не исполнилось 18-ти. Все по закону. Даже Татьяна Анатольевна согласилась с таким приговором. Не мести жаждала ее душа, а справедливости. И только благодаря ее усилиям законность в Саранске восторжествовала. А то, что до этого судья на голубом глазу назначил наказание в 120 часов – об этом лучше не вспоминать. Дурной сон, наваждение, помутнение рассудка…
 


» Российский средний класс: служилый, коррупционный, нефтяной
25.05.10 | Российский вестник
Российский средний класс: служилый, коррупционный, нефтяной


О том, кому на Руси жить хорошо и почему таких счастливчиков не становится больше, обозреватель Издательского дома «Провинция» беседует с доктором экономических наук, членом правления Института современного развития Евгением ГОНТМАХЕРОМ

Российский средний класс: служилый, коррупционный, нефтяной

Ромашка белая, лепесточки нежные

– Два-три года назад в газетах и по телевизору было много разговоров о российском среднем классе, потом вдруг наступила тишина. Куда все подевалось?
– Наш средний класс никуда не подевался. В 2000 году он составлял, по разным оценкам, 7–20 процентов от общей численности населения. Столько же его было на пике экономического подъема в 2007 году, столько остается и сейчас.
– А почему такой разброс в цифрах?
– Я лично полагаю, что семь процентов – это реалистичная оценка, а двадцать – сверхоптимистическая.
– Дмитрий Медведев обещал, что в 2020 году среднего класса в России будет 60–70 процентов.
– Путин называл цифру 56 процентов. Вообще руководители государства озвучивали разные прогнозы, но потом остановились на обтекаемой формулировке: «средний класс составит более половины населения». Так и записано в Стратегии долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 года.
– Однако этот класс, по вашим словам, уже лет десять не растет. Может, расчеты неправильные?
– Существуют международные критерии, тут ничего особо не надо придумывать. Представитель среднего класса в любой стране определяется по уровню доходов и образования, по социальному статусу, образу жизни. Важную роль играет и то обстоятельство, куда, к какому общественному слою, относит себя сам человек.
В нашей стране, если принять все российские семьи за 100 процентов, получается, по данным Независимого института социальной политики, вот такая «ромашка». (См. схему 1.)
К настоящему среднему классу относятся только те семьи, которые оказались на пересечении всех трех окружностей. Видите? Таких семей в России как раз семь процентов.
Из этой схемы видно, что 22 процента российских семей могли бы претендовать на принадлежность к среднему классу по своему социально-профессиональному статусу, но большинство из них не дотягивает в материальном плане. Это в том числе преподаватели, врачи, офицеры и другие люди интеллигентных профессий. Правда, целых 40 процентов россиян считают, что они принадлежат к среднему классу, хотя в действительности и по доходам, и по социальному положению сильно не добирают «очков».
 


» Больная перемена
18.05.10 | Российский вестник
Больная перемена


Среднюю школу отправляют в трудное рыночное плавание

Больная перемена
Страна в тревоге: на прошлой неделе президент Медведев подписал закон о реформе бюджетных учреждений. Средние школы снимут со сметного финансирования и сделают автономными хозяйственными единицами. У них будет обязанность выполнять госзаказ на образовательные услуги и право оказывать дополнительные платные услуги, привлекая внебюджетные средства.
Но что станет для учеников платной услугой? Может, любое мало-мальски углубленное изучение предмета? И кто исполнит роль главного источника внебюджетных средств? Родители? И вообще – нужны ли нашей школе, еще не успевшей оправиться от ЕГЭ, новые потрясения?


Бесплатно-коммерческое образование

Так уж повелось на Руси, что самые важные для всех решения открываются народу задним числом, когда сопротивление бесполезно, и остается только получать удовольствие. 23 апреля Госдума приняла в третьем и окончательном чтении новый закон, в тот же день об этом сообщили СМИ, и началась яростная дискуссия. Но поздно: 28-го закон утвердили в Совете Федерации, а на прошлой неделе его подписал президент Медведев. Дело сделано.
В Интернете множатся полемические комментарии и злые реплики: от сетований по поводу будущей «национальной деградации» до рискованных призывов гнать наших уважаемых правителей «поганой метлой». Тысячи педагогов со всей страны подписали виртуальное обращение к Дмитрию Медведеву. Они требуют отказа от «либерально-рыночного» курса реформ в системе образования, повышения базовой ставки всех педагогов России, широкого обсуждения и принятия новой программы развития образования «в интересах общества, а не правящей элиты».
Одно требование учителей особенно любопытно: повысить долю расходов ВВП на образование до значения цивилизованных стран. В США на образование идет 11 процентов ВВП, в Японии – 14 процентов, в Южной Корее – 20 процентов, а у нас – всего 3,5 процента. Да, наша власть в расходах на школу и вправду прижимиста. Достаточно назвать среднюю зарплату российского учителя – 11 тысяч рублей (в Москве вдвое больше, зато в глубинке – одни слезы).
В конце обращения звучит угроза всеобщей забастовки педагогов с 1 сентября этого года (явно несбыточное мероприятие, поскольку в разных школах и разных регионах учителя чувствуют себя по-разному, и сговориться всем о радикальном протесте не удастся).
Позиция «снизу» ясна: власть должна выделять школе больше денег. Ужаться на каких-то других статьях – может, на помпезных олимпиадах и форумах, может, на чиновничьих зарплатах, лимузинах, резиденциях и золотых кроватях, – но поднять финансирование школы, а вместе с этим ее престиж.
Власть ограничивать свои аппетиты не желает и предлагает педагогам иной, «рыночный», путь: зарабатывайте себе на пряники сами! Мы дадим вам свободу – а вы конкурируйте на «рынке образовательных услуг»!
Рынок, конкуренция, коммерция – все эти понятия плохо вяжутся с прописанной в Конституции РФ «общедоступностью» и «бесплатностью» среднего образования. Но авторам закона хорошо известно, что уже сегодня многие наши школы не являются такими уж бесплатными, а большинство родителей давно смирились с поборами на охрану, ремонт, новые парты, доски и пр. Теперь родительские расходы можно будет легко легализовать, а практику коммерциализации расширить. В том числе и за счет интенсификации учебного процесса – скажем, более плотного наполнения классов или организации двусменного обучения.
В итоге должен родиться невиданный в мире гибрид платно-бесплатной школы. Что-то подобное пытались внедрить в 80-е годы прошлого века при либерале Рейгане в США и при железной Маргарет Тэтчер в Британии, но и там, и там затея, по сути, провалилась. В Америке родители встали стеной против новой системы. У нас встать не позволят. Поэтому будем, как всегда, постанывать да приспосабливаться.
 


» Приказано озаботиться, или Бюрократия непобедима
29.04.10 | Российский вестник
Приказано озаботиться, или Бюрократия непобедима


На прошлой неделе премьер-министр Путин доложил Госдуме, что задача обеспечения жильем ветеранов войны, вставших на очередь до 1 марта 2005 года, выполнена. Дескать, ура. Но восторгаться не тянет. И на это есть причины
Приказано озаботиться, или Бюрократия непобедима
Почему наша великая страна только сейчас всерьез озаботилась бытовыми условиями тех, кто спас ее 65 лет назад? Власть с гордостью назвала число фронтовиков, которые въехали в новое жилье – 28 тысяч.
А сколько ветеранов, вставших в очередь на жилье до заветного срока, не успели его получить, потому что ушли в мир иной? Об этом ничего не говорится.
Что мешало обеспечить наших защитников жильем еще пять лет назад, к 60-летию Победы? Цены на нефть тогда были выше, и денег в бюджете было больше, чем сейчас. Может, тогда у нас было многовато нуждающихся, и экономное начальство решило погодить еще пятилетку? Спасибо, что не стали ждать великого юбилея в 2015 году…
Сегодня, конечно, для оставшихся ветеранов делается немало. Управленческая вертикаль отмобилизована, есть горячие телефоны, можно напрямую звонить чуть ли не в Кремль... Но даже в разгар подготовки к празднику, когда всем чиновникам важно проявить активность и отчитаться о победах на социальном фронте, – во многих регионах происходят удивительные вещи.


Не согласен на медаль

Житель Хабаровска Николай Ефимович Вавилов в
17 лет ушел на фронт, служил в разведке, воевал с японцами. А минувшей зимой его заморила холодом коммунальная служба. До конца февраля в доме меняли стояки, квартира промерзла, и ветеран заболел пневмонией с осложнениями. Потерял голос и слух. За ним ухаживает жена. Куда они только ни обращались – никто не помог. Зато недавно им позвонили из муниципалитета и радостно сообщили, что Николай Ефимович награжден медалью «65 лет Победы»! Готовьтесь, придем торжественно вручать! Вавилов от этой чести отказался. Мораль для чиновников: можете награждать пореже, но относитесь получше.
А в городе Окуловка Новгородской области такую же медаль очень оригинально вручили Анне Васильевне Матвеевой. В годы войны она трудилась на железной дороге, не раз попадала под бомбежку. Девушка из местной администрации принесла ей награду, но Анны Васильевны дома не оказалось. Неужели приходить еще раз? Нет, у девушки время дорого. И она обратилась к соседу: вот вам медаль, как бабушка вернется – отдайте ей. Без церемоний и сантиментов.
В Вологодской области власти хотят, чтобы бывшая узница концлагеря Нина Соболевская совершила чудо – отыскала своих сокамерников. Несколько лет назад власти ФРГ выплатили Нине Соболевской как жертве нацизма компенсацию. А вот у нашей стороны появились вопросы: есть документы о том, что Соболевскую насильственно угнали в плен, но нет справки, что ее держали в концлагере. А вдруг нацисты устроили ей курорт? От старушки потребовали, чтобы она нашла свидетелей, с кем вместе сидела за колючей проволокой. Но где их взять? И остался ли вообще еще кто живой? Это никого не волнует. Для государевых слуг главное – закон и железный порядок во всех бумагах.

Пригодные условия выживания
Приказано озаботиться, или Бюрократия непобедима
С законами и бумагами беда. Ветераны радуются добрым словам Путина и думают, что все сказанное должно стать былью. А Владимир Владимирович явно не волшебник. Тянуть нашей власти приходится и так слишком много: финансируем Олимпиаду, международный форум во Владивостоке, новые автомобильные заводы (не хуже ВАЗа!), помогаем ближним и дальним, поддерживаем банкиров и олигархов…
В итоге на жилье для ветеранов в этом году с трудом наскребли 50 миллиардов рублей. Но это касается только тех, у кого условия ниже плинтуса.
А вот у Василия Григорьевича Прудникова – инвалида войны, который два года рисковал жизнью на передовой в составе Второго Белорусского фронта, – условия «позволяют». Еще бы! У него в поселке Навля Брянской области своя «фазенда». Без отопления, без канализации, барачная постройка. Слышит Василий Григорьевич победные реляции по телевизору и мечтает пожить по-человечески. Но в поселковой администрации ему разъясняют: у него
25 квадратных метров, и на новое жилье ветеран претендовать не вправе. А то, что удобства во дворе, так это в законе не учитывается. Вот если стены рухнут, и комиссия признает дом негодным для проживания… В войну Василий Григорьевич служил сапером и сейчас, наверное, жалеет, что у него в заначке не осталось доброго заряда под родной барак.
Фронтовик Иван Круподеров тоже живет в «элите»: его домик – ровесник Победы и держится на подпорках.
В этом году ветерану удалось собрать комиссию для определения степени ветхости своего жилья. Процедура влетела в копеечку: фронтовик заплатил за исследование
10 тысяч рублей. К нему в село Русский Брод Орловской области съехались ученые мужи и вынесли решение: халупка, конечно, хрупкая, но вполне годится для выживания. В ответ ветеран проявил дерзость: написал заявление в прокуратуру. Прокурор дал тычка сельской администрации. Но стало еще хуже: в администрации на старика наорали: нечего жаловаться!
Вообще чинуши низового звена чувствуют себя уверенно, прокурор для них не указ. Ветеран Василий Разинкин собрал кучу справок и добился заключения комиссии о том, что его развалюха непригодна для проживания. Документы отправились в село Долбенкино, где сидит местная администрация. Там фронтовика поставили на учет как нуждающегося в улучшении жилищных условий, но при этом забыли подшить к делу самое главное – акт о негодности его дома. А без акта, как мы уже знаем, вообще никакого улучшения не полагается. Тогда в дело вмешалась районная прокуратура. Чиновникам из Долбенкино было предписано немедленно устранить нарушение. Вместо этого глава администрации Михаил Алешкин вообще снял ветерана с учета.
Вот вам и победные возгласы о всеобщем и полном жилищном обеспечении. Путин, конечно, герой, но нашим старикам и старушкам часто приходится иметь дело с Алешкиными. Как говаривали в старину: царь любит, да псарь не жалует.

«Олигархи» и «иностранцы»

Что мешает нынешним ветеранам справить новоселье? Во-первых, недостаточная ветхость жилья. Во-вторых, недолгое проживание в России. В-третьих, материальное благополучие. Катаются люди как сыр в масле, потому и помочь им нельзя.
Фронтовик Семен Шумаков живет в квартире площадью 33 квадратных метра с тремя родственниками. Старику ровно 100 лет. Он воевал на Халхин-Голе и с финнами, одолел линию Маннергейма. Тридцать лет в армии, имеет шесть орденов за боевые заслуги, в том числе два ордена Красной Звезды! На Западе с таким редкостным человеком нянчились бы как с легендарным героем, а у нас ему отказали в постановке в жилищную очередь. А все почему? Потому что Семен Шумаков получает приличную пенсию. Чересчур богат, того и гляди, в «Форбс» попадет.
Еще один зажиточный ветеран жил в деревне Меховицы Ивановской области. Зовут его Павел Леонов, прошел всю войну, дважды ранен, контужен. После выхода на пенсию не стал обивать чиновные пороги – тридцать лет тихо обитал в полуразрушенном строении и много рисовал. Недавно дом в Меховицах развалился, и
90-летнего старика взял к себе его сын – в Савино, в тесный дом с удобствами на улице. Ни машины, ни жилья Леонов от государства не получал.
А богатство его в том, что, сам того не ведая, он признан крупным художником, «ивановским Пиросмани». И если бы его картины заботливо сохранялись, то, кто знает, может быть, Павел Петрович уже жил припеваючи. А так сидит в скудости, рисовать по старости уже трудно, а тем временем его ранние работы, отданные им за бесценок, торгуются на художественном рынке за сотни тысяч рублей…
Еще один старенький «олигарх» живет в Володарском районе Брянской области. Об Иване Филипповиче Панченко впору писать книгу: пятьсот боевых вылетов, бомбил Берлин, посадил горящий самолет, знаком с Василием Сталиным… Но сейчас 90-летний инвалид – герой куда более тоскливой истории. Он живет с родственниками, в тесноте, на четвертом этаже без лифта. Хотел встать на очередь –
потребовали кучу документов, в том числе справку, что у него нет… собственной яхты. Может, его спутали с Абрамовичем? А в конце – еще одну справку, о том, что Панченко малоимущий. Но он многоимущий, у него пенсия –
15 тысяч рублей. Любой германский дедушка помрет от зависти, если узнает. Поэтому материальную нужду ветерана документом подтвердить не удалось. А нет бумажки – не будет и жилья.
83-летнему жителю Бердска Дмитрию Алексееву местная власть отказала по другой причине: он жил в Казахстане и переехал в Россию несколько лет назад. Свое прежнее жилье продал за копейки, а в Бердске поселился в квартире дочери и ее мужа. Живут они очень тесно, но в просьбе поставить его на очередь ветерану отказали: хоть он и имеет российское гражданство, но для властей все еще «иностранец». «Кто вас звал в Россию?» – задалась вопросом в эфире телеканала «РЕН-ТВ» сотрудник местной администрации Евгения Губарь. Эти слова прозвучали дико, но железная леди из Бердска даже не пожелала извиниться.
Власти Петербурга вообще ввели для фронтовиков «ценз оседлости». Чтобы оказаться в очереди на улучшение жилья, надо прожить в городе не менее десяти лет. Таким образом, чиновники предложили ветеранам стать долгожителями. Ближе к ста годам можно и на жилищный учет попасть. А там еще пятилетка – и квартиру дадут.

Выхухоль мозга

Пенсионеры и ветераны – самые активные избиратели. Власть повышает пенсии и рапортует о новом жилье не только из гуманных побуждений, но и из сугубо политических: не за горами большие выборы.
Если бы в России были реальные партии, реальные выборы и реальные депутаты – кудесники из местных администраций чувствовали себя менее свободно. Сменяемость власти в нынешней «вертикальной» системе зависит не от нас с вами, а исключительно от расположения вышестоящего начальства. Народ, простые люди, старики, больные и прочие мало защищенные слои становятся довольно досадным приложением к теплым местам и ареалам кормления.
Об этом не говорят по телевизору. Но это чувствуется. Поэтому добрый совет ветеранам и их родственникам: куйте железо, пока на дворе праздник! Пройдет 9 мая, и все успокоится. Восстановится прежняя картина. Таково свойство российской бюрократии при всех социальных системах: она способна на бурную видимую активность лишь после хорошего пинка сверху.

Валерий КУЗОВЛЕВ

 


» Хочешь себя убить? Пожалуйста
14.04.10 | Российский вестник
Хочешь себя убить? Пожалуйста



Россия стала раем для торговцев наркотиками
Хочешь себя убить? Пожалуйста

В Череповце задержали учительницу русского языка и литературы. У педагога с десятилетним стажем обнаружили целый набор наркотиков – амфетамин, гашиш и метадон. Продавала, правда, не ученикам, а людям постарше. А вот директор школы в селе Воробьевка Воронежской области баловался марихуаной прямо на рабочем месте. Милиция застукала, провели экспертизу, и теперь местное начальство решает: то ли уволить, то ли простить...
В Нальчике школьный учитель физкультуры организовал у себя дома наркопритон. До этого он два года воспитывал детей и считался хорошим педагогом, хотя был наркоманом с солидным тюремным стажем.


Раньше любая такая история стала бы сенсацией, теперь – нет. Мы привыкли. Наркотики вошли в нашу жизнь, стали частью «субкультуры». Раньше вообще жилось здоровее: в середине 80-х во всем СССР состояло на учете всего 14 тысяч наркоманов. Сегодня их в России на официальном учете – 550 тысяч.
А сколько людей лечатся в платных клиниках, анонимно? Одни говорят, что у нас 2,5 миллиона наркоманов, другие – 3 миллиона. А может, еще больше? Потребление наркотиков практически не наказуемо, а потому стало личным выбором гражданина. Государство сажает за хранение и сбыт, но побаловаться «дозой» разрешает. Хочешь себя убить? Пожалуйста.

И кнутом, и пряником


За последнее десятилетие наша власть многое перепробовала. До мая 2004 года преобладал советский подход: наркомания считалась преступлением. «Нариков» отправляли в заключение, принудительно лечили, но без толку. Врачи убеждали: насильно вылечить невозможно. Правозащитники волновались: наркоман не преступник, а больной, к нему надо не с дубиной, а с сочувствием и убеждением!
В итоге репрессивный метод отменили и ударились в другую крайность: фактически разрешили иметь при себе до десяти разовых доз наркотика (за это полагался максимум штраф). Дозы «про запас», не для продажи. А вот одиннадцать доз – уже тюрьма. Объяснить, почему разрешено именно столько и что дает такая поблажка, никто не мог. Уже в 2005-м гайки вновь закрутили – держать при себе «зелье» стало опасно.
На этом законодательные эксперименты прекратились. Сегодняшний кодекс карает за все – приобретение, хранение, продажу, изготовление, пересылку и перевозку… Диапазон наказаний – от условного срока до долгой тюрьмы. Широкое поле для «усмотрения» суда. Например, склонение к потреблению наркотиков может наказываться заключением на пять лет или арестом на срок… до шести месяцев. Главарям наркомафии, которые завозят в Россию тонны яда, грозит от семи до пятнадцати лет. А чем эти деятели лучше террористов? Одни мгновенно губят десятки людей, другие обеспечивают медленную смерть десяткам тысяч…
Кстати, во многих странах за сбыт крупных партий наркотиков полагается смертная казнь. «В аэропорту города Коломбо – столицы Шри-Ланки, – прибывающих встречает плакат: «Ввоз запрещенных препаратов у нас карается смертной казнью», – рассказывает адвокат Анатолий Кучерена. – В Китае, Сингапуре, Малайзии, Иране наркодилеров расстреливают или вешают».

Война без победы


Растяжимые нормы УК применяются нашими судами предельно гуманно. Более половины содержателей наркопритонов получают условное наказание: их просто отпускают восвояси. А в целом доля условных наказаний по наркопреступлениям – 47 процентов.
Бывают особо яркие случаи. В прошлом году в Кургане дали условный срок некоему Смирнову, который продал сорок тысяч разовых доз героина… А в Челябинске четверо умельцев хотели сбыть большие дозы химических наркотиков – всех поймали и тоже осудили условно.
Большие сроки получают главари крупных банд, но силовые органы добираются до них редко. Исключением стал прошлогодний процесс в Самаре: осудили 36 наркоторговцев из «группировки Судакова-Старостина», которые в течение десяти лет контролировали весь наркобизнес в Тольятти. Охотились за ними два года, материалы следствия – 180 томов, обвинительное заключение – 80 томов. Суд длился три года. Приговор – 400 лет на всю компанию. Наркополицейским пришлось здорово попотеть: бандиты имели прикрытие в руководстве местного УБОПа, нанимали лучших адвокатов, а когда дело дошло до задержания главаря – пытались даже отбить его силой.
Потеть и рисковать хочется не всем: во многих регионах силовые структуры ограничиваются поимкой мелких и средних торговцев, делая упор на отчетность и статистику. Власть тоже часто имитирует решительную борьбу: ставит амбициозные задачи, но не выделяет силовикам деньги на современное техническое оборудование. «Сегодня мы оснащены спецтехникой всего на 35 процентов, – признал глава Федеральной службы Виктор Иванов. – Причем техникой устаревшей, изношенной».
Неудивительно, что эксперты Управления ООН по наркотикам считают усилия российских властей малоэффективными. Страшные цифры говорят о том, что территория РФ превращается в рай для мировых наркобаронов. Россияне потребляют 20 процентов всего афганского героина. Звучит почти по-первомайски: «Наша страна – самый крупный национальный героиновый рынок в мире!» А перехватить на границе удается всего 4 процента от общего потока…
Провальная ситуация и с лечением наркоманов. Фактически сегодня оно отдано на откуп самим наркоманам и коммерсантам от медицины. Денег на квалифицированную наркологическую помощь у государства нет. Число наркодиспансеров резко сократилось. Но и те, которые еще работают, во многом трудятся вхолостую. Процент рецидивов среди наркобольных – от 85 до 95. Денег хватает только на то, чтобы вывести такого пациента из полумертвого состояния. Дальше им никто не занимается. Человек оживает – и вновь садится на иглу.
Реабилитационные программы, специальные центры, психологии, групповая и трудовая терапия – все это пока только мечта. Не решены и юридические вопросы. Принудительно держать больных в таких центрах не позволяет закон. А если сотня-другая наркоманов соберется пусть даже для лечения, но без особого контроля и охраны – чем это может кончиться? В Челябинской области недавно хотели построить центр реабилитации, но местное население – категорически против. Люди справедливо опасаются, что либеральный режим в этом заведении обернется для жителей поселка большим злом.

То, что стоит дешево, обойдется дорого


С одной стороны, силовики не справляются, суды миндальничают, бюджетных денег не хватает. С другой – безработица, кризис, а по ТВ – культ красивой жизни, отвязанных наслаждений и немыслимой крутизны. Созданы все условия для торговли «кайфом».
Есть и внешние факторы: производство наркотиков в Афганистане за последние годы выросло в сорок раз. Куда направляется эта смертоносная масса? Самый емкий рынок в Китае – но там за такие дела без разговоров расстреливают. Можно и в Иран – но там вешают (виселицы очень выразительно стоят недалеко от границы с Афганистаном). Остается Средняя Азия – Таджикистан, Туркмения и Узбекистан, откуда наркотики через Казахстан идут к нам. Раньше и мы были в основном транзитной территорией, и героин двигался еще дальше, в Европу, но с ростом благосостояния дорогих россиян основная часть всего «товара» стала оседать в РФ.
Об «афганском наркотерроре» против нашей страны говорят много, но есть важный момент: свинья найдет грязь, а наркоман – дозу. Не будет импортного зелья, сделают свое. Тем более что в России миллионы гектаров земель заброшены и вполне могут быть использованы под специфические растения. По данным Госнаркоконтроля, только в Тыве коноплей заросли 30 тысяч гектаров. Другой «марихуановый» край – Амурская область. «Бывшая житница Дальнего Востока рискует стать нашим российским Афганистаном», – говорит Виктор Иванов.
Все понимают: надо что-то делать, но что, если денег из федерального бюджета не прибавляется, экономика топчется на месте, промышленность в упадке, и миллионы молодых людей не прочь «поэкспериментировать» с собственным мозгом?
То, что предлагают сегодня с разных страниц и трибун, выглядит полумерами или имитацией. Например, обсуждается обязательное тестирование всех студентов и школьников на наркотики. Так давайте тестировать, чего тут долго обсуждать? Или говорится о том, что контроль на наркотики должны проходить водители на общественном транспорте, машинисты метро, пилоты, сотрудники АЭС. Тоже давно пора, причем и решение об этом уже давно принято, не определена только процедура – кто и как именно должен такое тестирование проводить.
Неплохо бы протестировать всех сотрудников силовых структур – от армейских офицеров до милиционеров и даже самих наркополицейских. Тут нет ничего обидного, речь идет о серьезном вопросе: всегда ли государство доверяет оружие и «убойные» полномочия здоровым, психически вменяемым людям? В прошлом году два офицера Госнаркоконтроля в Москве сделали себе инъекции прямо в здании окружной службы. Оба погибли от передозировки, поэтому история получила громкую огласку. А не было бы передозировки – никто бы ничего не узнал…
Еще одна идея – перенять опыт США и ввести в России специальные наркосуды. Такой суд предоставляет наркоману, совершившему не слишком тяжкое преступление, выбор: либо получить срок, либо полечиться… Но и тут есть проблема. Каждый, конечно, пожелает «полечиться», чтоб не попасть за решетку. А лечение-то фактически свободное. Без милиции. И что оно даст – зависит от доброй воли наркомана.
Есть хороший китайский опыт. Во-первых, в КНР действует более шестисот реабилитационных центров (у нас – три на всю страну). И уйти из такого центра так просто нельзя. Во-вторых, при реабилитации наркоманов используется система своеобразного поручительства. Если такой больной остается на свободе, то за его поведение несут персональную ответственность его родственники и друзья. В итоге его начинают плотно опекать и помогают избавиться от зависимости. Дело за тщательной юридической проработкой этой системы.

Валерий КУЗОВЛЕВ

 


» По кривой дороге
01.04.10 | Российский вестник

По кривой дороге


Российское правительство хочет сделать платными основные автомагистрали страны
По кривой дороге

Не все знают, что платные автодороги у нас уже есть. Правда, совсем чуть-чуть. Они появились в конце 90-х «в порядке эксперимента». Например, если ехать по федеральной трассе «Дон» из Москвы на юг, то в Липецкой области, не доезжая до села Хлевное, вы увидите шлагбаумы и павильоны с окошечками. В окно надо подать 10 рублей, если машина у вас легковая, и 20–40 рублей – когда грузовик или фура. Шлагбаум и откроется. Проехав еще 17 километров, водитель обнаружит павильоны с окошками уже слева, на «встречке». Все, конец платной автострады.

Как вице-премьер сказки рассказывал


Такие участки есть на местных дорогах в Псковской области и в некоторых других регионах. Пока это капля в море. Однако в последнее время Москва все чаще говорит, что платных автомагистралей должно стать намного больше. Дескать, без них нам никак.
Министр транспорта РФ Игорь Левитин вообще заявил, что строить новые дороги в России сейчас не на что. Денег в бюджете мало. На дорожный ремонт тоже вряд ли хватит. А вот если привлекать инвесторов, чтоб потом они брали деньги с проезжающих, то сразу появляются «интересные проекты».
Автомобилисты возмущенно зароптали: вы уже столько миллиардов потратили на укладку и перекладку асфальта! Транспортный налог поднимаете. А теперь еще раз хотите взять деньги с водителей. После этого вице-премьер Сергей Иванов, курирующий дорожную тему в правительстве, поспешил успокоить население. «Участков, где теоретически возможны платные дороги, в России не так уж много, – сказал Сергей Борисович в интервью «Российской газете». – Могу их навскидку перечислить: «Москва – Рига», «Москва – Минск» с выходом на Польшу, «Москва – Санкт-Петербург», «Москва – Ростов», Краснодарский край. Все, у меня список на этом закончился».
Вообще-то Иванов «навскидку» перечислил главные автомагистрали западной части страны. Ни одной не забыл. Но к востоку от столицы все будет бесплатно? Как бы не так! Через короткое время та же «Российская газета» публикует другое интервью – с руководителем правительства Свердловской области Анатолием Грединым. Под заголовком «Первой платной дорогой на Урале станет трасса «Екатеринбург – Тюмень». Даже не читая содержательной беседы, вы легко можете сделать вывод, что после первой дороги с павильонами и окошечками уральцам светит еще как минимум вторая.
 


» Большая разница
24.03.10 | Российский вестник
Большая разница



Большая разницаПочему одноэтажная Россия совсем не похожа на одноэтажную Америку?
Городок Дулут в штате Миннесота – типичная американская провинция. Там с начала 90-х живет мой хороший знакомый – Александр Г. Он уехал в США с семьей по контракту на один год, но тут в России как раз все и посыпалось. Родственники и друзья Саши писали ему с родины о диких ценах, безработице и криминальном беспределе. Американцы тем временем предложили продлить контракт. Александр подумал и согласился. Сейчас он уже сам американец с 20-летним стажем. В свободное время общается с Родиной через Интернет и охотно рассказывает мне, что почем в провинциальной Америке.

На берегах больших озер
На меня самого, когда я несколько лет назад побывал в Соединенных Штатах, сильное впечатление произвели именно маленькие городки. В них живет большая часть населения. Как и в российских небольших городах. Но американских провинциалов по внешнему виду, одежде, машинам почти невозможно отличить от жителей мегаполисов! А проселочные дороги, дома и лужайки для барбекю у них в «глубинке» такие, какие у нас бывают только в элитных коттеджных поселках. Вы видите их в сериалах из жизни российских депутатов, телевизионных продюсеров и бандитов.
Правда, в наших элитных поселках гораздо более высокие заборы. Два-три метра, а то и повыше. Иногда с колючей проволокой по верху и видеокамерами по периметру. Американские же ограды обычно ростом по колено, и вообще они выполняют больше декоративную функцию. У них за околицей начинается другой такой же поселок, за ним – третий, пятый, десятый. А у нас кучку завидных особняков окружает бескрайняя, бедная и корявая провинция. Оттого и заборы высокие.
Российская «глубинка» и в прежние времена жила небогато. Но почему за сказочно благополучное для страны «путинское» десятилетие, когда в бюджет год за годом валились десятки миллиардов дармовых долларов, – наша провинция стала еще беднее и несчастней? И еще дальше отстала от американской? Попробуем рассмотреть сей парадокс на живых примерах.
Некоторое время я размышлял, с каким городом уместно будет сравнивать американский Дулут. Решил, что подойдет Ростов Великий Ярославской области. Во-первых, это типичная российская провинция. Во-вторых, там работает главой районной администрации интересный человек: космонавт Валерий Токарев. Он родом из этих мест. Два раза слетал на орбиту, потом выдвинул свою кандидатуру на местных выборах, победил – и вот уже третий год руководит районом, воюет с накопившимися проблемами и не скрывает их от журналистов.
И Дулут, и Ростов Великий, по-российски говоря, – райцентры. Оба городка расположены на берегу большого озера: американский – Верхнего, самого холодного из системы Великих озер; Ростов – на берегу озера Неро, тоже немаленького и не субтропического. На этом сходства заканчиваются. Наш Ростов – древний город, старше Москвы. Он входит в Золотое кольцо России. На стенах здешнего кремля снимали знаменитые сцены из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Помните, когда «царь ненастоящий» и жулик Милославский обманули стрельцов – перекрестились и не прыгнули вниз? А стрельцы попрыгали и, наверное, поубивались. Дулут гораздо моложе: основан в конце XIX века. Сегодняшний день двух райцентров тоже отличается, как небо и земля.
 


» Все лучшее – этим
16.03.10 | Российский вестник
Все лучшее – этим


Все лучшее – этимПочему у наших лидеров много резиденций, а президенту США хватает двух
Почти каждый год в России возводят новую резиденцию для руководителей государства. В прошлом году завершили реконструкцию и отделку резиденции в Екатеринбурге. В позапрошлом начали обустраивать территорию для резиденции в Калининградской области. А в этом году решается вопрос о возведении «приморского Версаля» – дальневосточной резиденции, примыкающей к территории морского заповедника. Даже финансовый кризис и режим строгой экономии не мешают масштабным проектам и роскошным интерьерам. Если речь идет о первых лицах, для нас нет ничего невозможного.

Сколько дворцов человеку нужно
Мировой опыт показывает, что между числом государственных резиденций и уровнем жизни населения нет прямой зависимости. Если и есть зависимость, то обратная: чем цивилизованнее страна, чем лучше живет большинство граждан, тем меньше возможности у власти возводить себе новые дворцы. В Германии, например, у федерального канцлера всего одна резиденция – деловая, в Берлине. А загородной, для культурного отдыха, вообще нет: уходишь в отпуск – покупай путевку. Лидер США помимо невысокого Белого дома занимает лишь Кэмп-Дэвид – резиденцию недалеко от Вашингтона. У британского премьера тоже всего одно загородное поместье – в Чекерсе (40 миль от Лондона, природный парк).
Почему лидеры богатейших стран Запада столь непритязательны? Дело не в особенностях менталитета (богатство и роскошь любят все, хотя на публике, конечно, скромничают), а в характере политической системы. В странах, где существуют реальная оппозиция, реальный парламент и свободная пресса, обустраивать обширные элитные зоны отдыха для VIP-чиновников никому не придет в голову. Избиратели (они же – налогоплательщики) этого не поймут. Сначала поднимется шум в прессе, потом выступят с заявлениями лидеры оппозиции, потом соберут митинги протеста… А там недалеко и до позорной отставки.
 


» Ставка больше, чем жизнь
14.03.10 | Российский вестник
Ставка больше, чем жизнь


Ставка больше, чем жизнь
В России «правильная» ипотека бывает только в программе «Вести»
Недавно Владимир Путин сказал по телевизору, что ставки по жилищным займам у нас в стране пока довольно высокие: целых 14 процентов годовых. Надо снижать до 11. Вслед за ним Дмитрий Медведев заявил: нормальный процент по ипотеке должен быть в районе 6–8.
Однако на самом деле жилищных кредитов дешевле 17 процентов в России практически не найдешь. Кто кого обманывает?


Как погнулся инструмент
В Томске, на встрече президента Медведева со студентами, красивая девушка Люба задала Дмитрию Анатольевичу вопрос: «Почему вы не закладываете в фундамент российской национальной идеи обеспечение всех жителей нашей страны доступным жильем?» На что президент ответил: «Да я только и делаю, что закладываю этот фундамент! Вы что, Любовь?! Мне даже как-то неловко это слышать».
После чего президент стал рассказывать студентам, как именно он закладывает фундамент. Картина нарисовалась довольно противоречивая. С одной стороны – есть нацпроект «Доступное жилье». Медведев занимался и занимается этим проектом лично. Пока не все получается (мягко сказать), однако, по словам Дмитрия Анатольевича, успехи есть: «Сдвиг довольно серьезный. Потому что мы, во-первых, создали инструмент – он, правда, в прошлом году прогнулся, я имею в виду ипотеку, но тем не менее инструмент этот есть».
 



Архив новостей
«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Популярные
статьи

Фоторепортажи
Попонин Антон ( ...
Попонин Антон (10 лет) Смоленск
Добавлена: 26 июля 2009 20:26
Комментарии (0)
901x1024, 603.68 Kb



Опрос
Повлиял ли на вас финансовый кризис?

Да, уволили с работы
Да, задерживают зарплату
Вообще не могу найти работу
Нет, до меня кризис ещё не добрался=)
А у нас в стране кризис?
Затрудняюсь ответить


Главная страница  |  Регистрация  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
Воспроизведение в СМИ, передача в эфир или сообщение по кабелю для всеобщего сведения материалов,
опубликованных на сайте, без согласия редакции ЗАПРЕЩЕНО.

COPYRIGHT © 2008 Газета "Никольское кольцо" All Rights Reserved.королева юга смотреть онлайн
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ@Mail.ru