Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0
О нас  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

Навигация
Вокзал
Новости
партнёров



Архив новостей





» Любовь и ненависть красного маршала
12.02.09 | Краеведение
Любовь и ненависть красного маршала
16 февраля 1893 года в Смоленской губернии родился Михаил Тухачевский
Будущий советский маршал появился на свет в имении Александровское (около деревни Следнево Сафоновского района) в семье смоленского обедневшего потомственного дворянина.

Шарль де Голль негодовал
Так как все предки Михаила по мужской линии были людьми военными, то мальчика, недолго думая, определили в Московский кадетский корпус, а затем в Александровское военное училище, которое он блестяще закончил в двадцать лет. Покинув учебное заведение, Михаил тут же оказался в гуще событий Первой мировой. Тухачевский в составе Семеновского полка сражался с австрийцами и немцами, но в 1915 году его рота была окружена, и юношу взяли в плен. После четырех неудачных попыток бегства его отправили в лагерь для неисправимых беглецов, где к пленным применялась необычная тактика. Комендатура лагеря разрешала пленным офицерам прогулки за охраняемой оградой при условии письменного обязательства и честного слова не совершать побег. Тухачевский слово дал, но, к возмущению других пленных офицеров, сбежал при первой возможности. Чем вызвал особое негодование будущего президента Франции, а в те времена еще простого офицера, который содержался в этом же лагере, Шарля де Голля.

Дворянин на войне с буржуями
Впрочем, Михаил Николаевич никогда не останавливался перед поставленной целью ради «мнимого благородства». Несмотря на принадлежность к древнему дворянскому роду, Тухаческий вступил в Красную армию и начал нещадную борьбу с «буржуями». В 1918 году он был назначен командующим 1-й армией Восточного фронта и провел успешную операцию по взятию «белого» Симбирска, за которую получил благодарственную телеграмму от Ленина.
Подающего надежды офицера тут же поставили во главе пятой армии, которой предстояло истребить войско Колчака на Восточном фронте. И снова Михаил Николаевич блестяще справился с задачей, причем с минимальными потерями, за что был награжден орденом Красного Знамени и Почетным революционным оружием.
А в 1921 году Тухачевского направили на Тамбовщину - подавлять одно из самых больших в истории России крестьянских восстаний. Разрозненные крестьянские банды, коими их представляли вначале, оказались настоящими повстанческими армиями с хорошей организацией и железной дисциплиной. Тухачевского это не смутило - он привык воевать «без белых перчаток». Бронеавтомобили и бронепоезда, карательные батальоны «сочувствующих» китайцев и венгров, отравляющие газы, массовые расстрелы заложников и акции устрашения - такими методами укреплял безопасность молодой республики полководец Тухачевский. За год ему удалось полностью подавить восстание. О том, что при этом было уничтожено 200 тысяч жителей Тамбовской губернии, герой не жалел.
После этого карьера молодого военного стала делаться с головокружительной быстротой.
Сначала он стал начальником Военной академии «красноармейцев», затем начальником штаба, а через некоторое время заместителем наркома по военным и морским делам. В сорок два года Михаилу Тухачевскому было присвоено высшее воинское звание - Маршал Советского Союза, а через год он был назначен первым заместителем наркома обороны.

Три жены и десятки любовниц
В любовных делах Тухачевский тоже был успешен, решителен и жесток. За свою недолгую жизнь он три раза официально вступал в брак и помимо этого имел бесчисленное количество любовниц.
Со своей первой супругой он познакомился в Пензе, когда учился в гимназии. Правда, брак с дочерью машиниста пензенского депо Марией продлился недолго. Она покончила жизнь самоубийством - застрелилась прямо в штаб-вагоне мужа. Одни считают, что Мария не выдержала многочисленных измен, по другой версии, ее замучили угрызения совести. В то время в стране царил страшный голод, и она тайком возила родителям в Пензу мешки с мукой и консервами. Реввоенсовет, узнав об этом, поставил командарму Тухачевскому мешки с провизией «на вид». Тухачевский потребовал развода. Когда несчастная женщина покончила с собой, супруг даже не приехал на похороны, а поручил все заботы о покойной жене своему адъютанту.
В скором времени у Михаила Николаевича появилась вторая супруга - 16-летняя Лика. Брак был заключен по любви и, по желанию новобрачной, вопреки нормам партийной этики - в церкви. Но и этот союз оказался недолгим. Причиной разрыва послужила любвеобильность будущего маршала. Он завел себе сразу двух любовниц - Татьяну и Наталью Чернолузских, связь с которыми даже не пытался скрывать.
После второго развода, в период командования Западным фронтом в 1923 году, Тухачевский отбил жену у политкомиссара 4-й стрелковой дивизии Аронштама - Нину Гриневич и женился на ней. Спустя пять лет, будучи командующим Ленинградским военным округом, Тухачевский сблизился с женой своего друга Николая Кузьмина, которого он спасал во время кронштадтского восстания 1921 года, - Юлией Кузьминой. С Гриневич Тухачевский разводиться не стал, а с Кузьминой жил вплоть до ее ареста в 1937 году.
Женщины окружали Тухачевского до самой смерти. В разное время его любовницами были: комиссар Антонина Барбэ, главный режиссер Центрального детского театра Наталья Сац, певица Жозефина Гензи, художница Надежда Пешкова (вдова сына Максима Горького), певица Большого театра Вера Давыдова - тайная любовь Сталина...
Последняя действительно его любила и даже много лет спустя говорила: «Радостно и тревожно было в его объятиях. Каждая линия его тела казалась мне воплощением мужской красоты. При одном воспоминании о нем меня начинает бросать в дрожь, закипает кровь, по-молодому бьется сердце».
«Заговорщики» славили Сталина перед смертью
1937 год стал концом успехов маршала как на военном поприще, так и в сердечных делах. Между наркомом Ворошиловым и его заместителем Тухачевским, которые ненавидели друг друга, «отец народов» Сталин сделал выбор не в пользу последнего. Вчерашний герой советского народа был обвинен в шпионаже, измене Родине и подготовке террористических актов наряду с другими «заговорщиками» из числа военной верхушки. Причем основными доказательствами в «деле военных» были показания подсудимых, которые под пытками свидетельствовали против самих себя и коллег. Гонения начались не только на «врагов народа», но и на их родных. Вся семья Тухачевских была репрессирована: жену маршала Нину Евгеньевну и братьев, Николая и Александра, расстреляли, мать и сестру отправили в ссылку...
Ночью 12 июня Тухачевский и остальные обвиняемые были расстреляны в здании Военной коллегии Верховного суда СССР. Перед расстрелом приговоренные кричали: «Да здравствует товарищ Сталин». На это присутствующий при расстреле нарком внутренних дел Ежов, который приложил немало стараний к «делу Тухачевского», приказал: «Надо провести среди смертников воспитательную работу, чтобы они в столь неподходящий момент не марали имя вождя».
А через три года сам Николай Ежов точно так же славил Сталина перед расстрелом - его объявили троцкистом и врагом народа.
Дарья НИКИТИНА
 


» Вечный соперник Глинки
07.02.09 | Краеведение
Вечный соперник Глинки
2 февраля 1813 года родился Александр Даргомыжский
Он появился на свет в селе Троицком Тульской губернии. При других обстоятельствах Александр Сергеевич непременно был бы нашим земляком и родился бы в Смоленской губернии. Здесь находилось родовое имение его матери Марии Борисовны Козловской, в котором родители Александра жили до Отечественной войны 1812 года.

Отец композитора украл себе жену
Кстати, этот брачный союз тоже был случайностью. Ничто не предвещало, что скромный почтовый служащий, да еще вдобавок внебрачный сын, Сергей Даргомыжский станет супругом состоятельной княжны Козловской. Ее отец, князь Борис Петрович, дал «юному нахалу» категорический отказ, когда тот осмелился просить руки его дочери. Молодого человека это не остановило, и он решил пойти на отчаянный шаг - похитить возлюбленную. После тайного венчания чета Даргомыжских тут же уехала из Москвы в село Твердуново Юхновского уезда (ныне Вяземский район), где в 1811 году родился их первенец, Эраст. Война 1812 года вынудила Даргомыжских покинуть семейное гнездо и перебраться в Тульскую губернию в имение родственников. Там-то на свет и появился Александр, но уже в трехмесячном возрасте родители мальчика привезли его в смоленское имение. В нем будущий композитор провел первые четыре года жизни, пока в 1817 году семья не переехала в Петербург. Сергею Николаевичу улыбнулась удача - он получил место правителя Коммерческого банка.
Вот только отец Марии Даргомыжской о рождении внука и об успехах зятя так и не узнал. Он не смог пережить неравного брака дочери с «почтовиком» и умер вскоре после их свадьбы.

Неподвластная скрипка
Мария Даргомыжская была хорошо образованна, писала стихи и небольшие драматические сцены, публиковавшиеся в альманахах и журналах в 1820 - 30-е годы. Все шестеро ее детей воспитывались дома и унаследовали от матери любовь к искусству. Младший брат будущего композитора Виктор играл на скрипке, а сестры увлекались арфой.
У самого же Александра поначалу с музыкой возникли проблемы. До пятилетнего возраста мальчик не разговаривал, его поздно сформировавшийся голос навсегда остался высоким и чуть хрипловатым. Впрочем, по свидетельствам современников, это не мешало ему трогать гостей выразительностью своего пения.
С первым учителем музыки Александру не очень повезло. Его домашний наставник Адриан Данилевский был хорошим пианистом, но совершенно не разделял интереса своего юного ученика к сочинению музыки. Учителя менялись, мастерство росло, и вскоре Александр Даргомыжский начал выступать как пианист на благотворительных концертах и в частных собраниях. К тому времени он уже написал ряд фортепианных сочинений, романсов, часть из которых были изданы. Пытался начинающий композитор освоить и игру на скрипке, но вскоре бросил это неинтересное для него занятие.

Современники не поняли «Эсмеральду»
Даргомыжский мог бы и не стать знаменитым композитором, так как в пятнадцать лет решил пойти по стопам отца, поступил на государственную службу и быстро начал продвигаться по карьерной лестнице. Музицировал он лишь дома, зато часто посещал оперный театр, основу репертуара которого в то время составляли сочинения итальянских композиторов.
В год, когда Александру Даргомыжскому исполнилось двадцать лет, состоялось знакомство, которое перевернуло его жизнь, - начинающего композитора представили Михаилу Глинке, который был старше его на девять лет и к тому же очень популярен.
Побывав на репетициях готовившейся к постановке оперы Глинки «Жизнь за царя», Александр задумал самостоятельно написать крупное сценическое произведение. Сначала выбор сюжета пал на драму Виктора Гюго «Лукреция Борджиа», однако создание оперы продвигалось медленно, и по прошествии почти пяти лет композитор решил взять за основу другое произведение того же автора - «Собор Парижской Богоматери». Работа над оперой, которую композитор назвал «Эсмеральда», длилась четыре года, и наконец в 1841 году произведение было передано в дирекцию Императорских театров. «Эсмеральда», написанная в духе французских композиторов, ждала своей премьеры несколько лет, так как намного большей популярностью у публики пользовались итальянские постановки. После премьеры опера продержалась на сцене недолго и в дальнейшем практически никогда не ставилась. В своей автобиографии Даргомыжский писал: «Опера пролежала у меня в портфеле целых восемь лет. Вот эти-то восемь лет напрасного ожидания и в самые кипучие годы жизни легли тяжелым бременем на всю мою артистическую деятельность».
Переживания Даргомыжского усугублялись еще и растущей популярностью работ Глинки. Романсы последнего были у всех на устах, Михаила Ивановича постоянно окружал рой прелестных барышень, которым он давал бесплатно уроки пения.

Пушкин стал спасителем
После неудачи с «Эсмеральдой» Даргомыжский ушел в отставку и уехал за границу. Александр Сергеевич провел год, путешествуя по Европе - он побывал в Берлине, Брюсселе, Париже и Вене, где познакомился с известными композиторами и музыковедами.
Вернувшись в Россию, Даргомыжский увлекся изучением русского музыкального фольклора, элементы которого ярко проявились в романсах и песнях, написанных в этот период. Оказалось, что такие произведения нашей публике ближе, чем «подражания французам». Поэтому опера «Русалка» по мотивам пушкинской трагедии в стихах, которую композитор закончил в 1855 году, была принята на «ура».
Даргомыжский сам адаптировал пушкинские стихи в либретто и сочинил окончание сюжета (у Пушкина произведение не окончено). Премьера «Русалки» состоялась в мае 1856 года в Петербурге. Крупнейший русский музыкальный критик того времени Александр Серов отозвался на нее масштабной положительной рецензией в «Театральном музыкальном вестнике». Объем рецензии был столь велик, что она была напечатана по частям в нескольких номерах.
«Русалка» принесла Даргомыжскому славу, в лучах которой он купался до конца жизни. Всего через год после премьеры оперы Александра Сергеевича избрали руководителем только что основанного Русского музыкального общества.

Одиночество и слава
Тогда же Даргомыжский задумывает написать новую оперу, причем опять по мотивам пушкинского произведения. После мучительных раздумий композитор остановился на «Каменном госте». Работа над оперой шла довольно медленно из-за начавшегося у Даргомыжского творческого кризиса, связанного с выходом из репертуара театров «Русалки» и пренебрежительным к себе отношением молодых музыкантов. Композитор вновь едет лечиться от депрессии в Европу, посещает Варшаву, Лейпциг, Париж, Лондон и Брюссель, где с успехом исполняется его оркестровая пьеса «Казачок», а также фрагменты из «Русалки».
Ободренный своим успехом в Европе, Александр Сергеевич вернулся на Родину и с новыми силами принялся за «Каменного гостя». Опера обещала стать абсолютно новаторской для своего времени - в ней не было ни арий, ни хоров, состояла она исключительно из талантливых и оригинальных мелодических речитативов. Дописать произведение помешала болезнь - у Даргомыжского стали быстро развиваться аневризма и грыжа. В последние недели он писал лежа в постели, карандашом, и, предполагая, что все же не успеет закончить «Гостя», завещал дописать оперу молодому композитору Цезарю Кюи.
Умер композитор 5 января 1869 года. Он так и не успел обзавестись женой и детьми, поэтому оплакивали его родные и поклонники музыкального таланта Александра Сергеевича. Похоронили Даргомыжского в Некрополе мастеров искусств на Тихвинском кладбище, неподалеку от могилы его вечного друга-соперника Глинки. Тот, кстати, умер на двенадцать лет раньше своего коллеги, через год после триумфа «Русалки».
Дарья ЛЕДОК
 


» Лучший друг роботов
28.01.09 | Краеведение
Лучший друг роботов
Вся планета читает фантастические романы Айзека Азимова, который появился на свет в деревеньке Петровичи под Смоленском
Родился Айзек 2 января 1920 года в Шумячском районе в еврейской семье. Его родители, Хана Берман и Юда Азимов, были мельниками.


Юный лавочник и атеист
По-русски в семье практически не говорили, в своей биографии Азимов пишет, что в детстве его родным и единственным языком был идиш. Кстати, родители юного дарования не были людьми религиозными, не соблюдали священных обрядов, так что юный Айзек очень рано стал атеистом, коим и оставался на протяжении всей своей жизни.
Когда мальчику исполнилось 3,5 года, семья решила эмигрировать в Америку. Как позже утверждал Азимов, в далекую страну его увезли «в чемодане». Семейство Азимовых поселилось в Бруклине, где через некоторое время родители Айзека открыли кондитерскую лавку.
Будущий писатель научился читать, когда ему не исполнилось и пяти лет, а в семь у него уже был свой формуляр в местной библиотеке. Чтению Айзек готов был посвящать все свое время, но обстоятельства не позволяли. У Азимовых родился еще один сын, Стэнли, после чего Айзек начал помогать отцу. Стоило ему прийти с опозданием из школы или уткнуться в книгу, отец тут же принимался обвинять его в лени. В своей автобиографии он писал: «Я работал по десять часов семь дней в неделю, все это время я проводил в лавке. Даже когда обстоятельства вынуждали меня отлучиться на пару минут, меня начинал мучить вопрос: господи, а как там в лавке?»
Впрочем, занятия торговлей не помешали Азимову закончить начальные классы школы с лучшими результатами, имея лишь одно замечание - за постоянную болтовню на уроках.
Тогда же в жизни Айзека произошло событие, совершенно его потрясшее. Когда ему исполнилось 9 лет, он впервые увидел на прилавке магазина научно-фантастический журнал «Эмэзин Сторис». На обложке были изображены двое ученых, остолбенело взирающие на огненный шар, висящий над экспериментальной установкой. Отец не купил Айзеку чудесное издание, сочтя фантастику неподходящим чтением для сына. Следующая попытка была предпринята с журналом «Сайенс Вандер Сторис». Айзеку удалось убедить отца, что раз в названии есть слово «наука», то журнал должен быть достаточно содержательным. Юда Азимов поддался на уговоры чада, не подозревая тогда, к чему приведет покупка.

Плохой муж и болтун
Айзек окончил школу в 15 лет и по желанию родителей попытался стать медиком. Это оказалось ему не по силам: при виде крови юноше становилось плохо. Затем Айзек сделал попытку поступить в самый престижный колледж Колумбийского университета, но не прошел дальше собеседования, написав в анкете о том, что он болтлив, неуравновешен и не умеет производить на людей хорошее впечатление.
Зато его приняли в менее престижный юношеский колледж в Бруклине, который через год закрылся. После этого Азимов все-таки оказался в Колумбийском университете - правда, как простой слушатель, а не студент элитного колледжа. После Азимов даже поступил в аспирантуру, которую вскоре бросил и уехал в Филадельфию, чтобы работать химиком на Филадельфийской судоверфи для армии. Там в 22 года Айзек встретил свою будущую супругу Гертруду Блюгерман.
К тому времени писатель был совершенно неискушен в вопросах общения с женщинами. В молодости он больше думал о том, как заработать на хлеб насущный, нежели мечтал о красотках. Поэтому первое же свидание «вслепую», на которое он отправился в Валентинов день, чтобы не проводить его в одиночестве, закончилось свадьбой. Брак с Гертрудой продлился тридцать лет, у супругов родилось двое детей - дочь Робин и сын Дэвид, но это не сделало их союз счастливым.
В 1973 году Азимов развелся с женой, бракоразводный процесс был болезненным и стоил ему 50 тысяч долларов. Азимов взял всю вину за случившееся на себя и признавал, что «был эгоистичен, занимался только своими писаниями и вряд ли мог считаться хорошим мужем». Впрочем, его вторая жена могла бы поспорить с таким утверждением. Как только Айзек получил развод, он тут же женился на психологе Джанет Джеппсон, с которой познакомился на конференции в Нью-Йорке. С Джанет Азимов узнал, что такое супружеское счастье. С помощью мужа Джанет Азимова даже написала серию фантастических романов для подростков о приключениях робота Норби.

Трудоголик и рекордсмен
В 18 лет Айзек побывал там, где ему всегда хотелось очутиться больше всего, - в редакции своего любимого научно-фантастического журнала «Астудинг», правда, не в качестве автора. Однажды, когда очередной номер журнала не появился в обычный день на полке отцовской лавки, обеспокоенный Азимов помчался в редакцию, которая располагалась на Манхеттене. Добравшись туда через два часа, он узнал, что у журнала просто сдвинулся график выпуска. Но прецедент был создан.
Когда Азимов закончил свой первый фантастический рассказ, он не стал доверять его почте и отвез в редакцию сам. Джон Кэмпбелл, который возглавлял журнал, рассказ отверг, но посвятил беседе с юношей целый час. В то время Кэмпбеллу было 28 лет, и для восемнадцатилетнего Азимова этот человек был живой легендой. Отверг редактор и следующий рассказ Азимова, но посоветовал, как его улучшить. Спустя годы Азимов сделал попытку поблагодарить его за помощь, но Кэмпбелл отклонил благодарности, заявив, что он давал советы сотням писателей, но многие ли из них стали Азимовыми?
Когда Кэмпбелл отклонил и третий предложенный ему рассказ - а это был рассказ «Затерянные около Весты», - Азимов отослал рукопись в другое популярное издание. «Затерянных» там приняли, и Азимов получил свой первый гонорар - 64 доллара. Теперь Айзек был уже публикующимся автором, хотя ему понадобилось еще целых шесть попыток, прежде чем в 1939 году в на страницах «Астудинг» все же появилось его имя.
В 1940-х годах Азимов начал писать свои знаменитые рассказы о роботах, которые позже вошли в сборник «Я робот». Айзек впервые представил «железного человека» в фантастических произведениях как разумное и дружественное существо. До этого фантасты писали в основном о взбесившихся андроидах, восставших против своих создателей.
За свою жизнь Азимов написал почти 500 книг, среди которых научно-популярные и фантастические, детективы и лимерики, исторические исследования и юмор, путеводители по Библии и Шекспиру. Азимов писал для всех известных видов периодики, в справочнике «Кто есть кто» приведен список из 249 официальных титулов знаменитого писателя.
В одном интервью его спросили: что он будет делать, если узнает, что жить ему осталось шесть месяцев? «Я буду печатать быстрее», - ответил он.
Умер Азимов 6 апреля 1992 года от сердечной и почечной недостаточности. По воле покойного, тело его было кремировано, а пепел - развеян.
Лишь через десять лет после кончины писателя вдова Азимова Джанет объявила, что непосредственной причиной смерти 72-летнего фантаста стал СПИД, занесенный при переливании крови во время операции на сердце в 1983 году.
ПРЕМЬЕРА
Постоянных читателей рубрики «КРАЕВЕДЕНИЕ» ждет сюрприз. Начиная с этого номера мы будем писать о знаменитостях, которые родились или жили на Смоленщине.
Если у вас есть сведения о «звездах» прошлого, которыми вы готовы поделиться с нами, или просто хотите высказать свое мнение о рубрике, звоните нам по телефону 32-42-09 или пишите на smolensk@province.ru.
Дарья НИКИТИНА
 


» Фамусов жил под Вязьмой
23.01.09 | Краеведение
Фамусов жил под Вязьмой
Классик срисовал персонажей «Горе от ума» со своей смоленской родни
В 180 километрах от Смоленска в Вяземском районе сохранилось имение, которое полтора столетия принадлежало семейству Александра Грибоедова.

За что Грибоедов стрельцов обидел
Село Скоробово, которое впоследствии стали называть Хмелитой, в 16-м веке принадлежало князьям Буйносовым-Ростовским. Во владение Грибоедовых село перешло спустя столетие. Его хозяином стал скандально известный полковник Семен Грибоедов. Семен Федорович, занимавший должность стольника и полковника московских стрельцов, слыл среди своих подчиненных человеком крайне жестоким. Стрельцы даже написали челобитную царю, прося оградить их от начальника, чинившего им «налоги и обиды и всякие тесноты». Именно грибоедовские стрельцы стали зачинщиками крупного бунта в 1682 году, который впоследствии получил название «хованщина».
Интересно, что, несмотря на репутацию тирана, Семен Федорович был человеком творческим и даже играл в придворном театре в пьесе Мольера «Мнимый больной».
Надо сказать, что почти все предки писателя по мужской линии посвятили себя военному делу. Тимофей Грибоедов, унаследовавший Хмелиту и окрестности после смерти Семена Федоровича, служил воеводой в Дорогобуже, а затем комендантом в Вязьме в годы правления Петра I. Его сын Алексей Тимофеевич, прадед писателя, честно послужив Отечеству, вышел в отставку и роскошно проживал в своем хмелитском имении.

Генерала «вписали» в комедию
После имение перешло в собственность деда писателя - капитана-поручика Преображенского полка Федора Алексеевича Грибоедова, который в 1753 году начал активно обустраивать свои владения. В Хмелите появился усадебный дом, больше похожий на дворец, Казанская церковь, два парка - регулярный и пейзажный. В 1789 году за озером была возведена Алексеевская церковь, которая, к сожалению, не сохранилась до наших дней. Имение с многочисленными аллеями, цветниками, конным заводом и манежем быстро завоевало популярность в округе. На балы в хлебосольный дом собиралось избранное аристократическое общество. В Хмелиту с началом «летних сезонов» съезжались семьи Якушкиных, Шереметевых, Нахимовых, Лыкошиных, Озеровых, Уваровых, Радищевых, Станкевичей, Разумовских, Хомяковых, Татищевых.
В вяземском имении выросли все дети Федора Грибоедова, в том числе дочь Анастасия Федоровна, которая впоследствии приезжала сюда на лето со своими детьми - Марией и Александром. Юный москвич Александр жил в родительском доме довольно скромно, поэтому Хмелита каждый раз поражала его атмосферой барской роскоши.
Исследователи творчества Александра Сергеевича предполагают, что многие из обитателей и гостей имения впоследствии превратились в персонажей комедии «Горе от ума». Так, одним из прототипов Фамусова называют дядю поэта, Алексея Федоровича, прототипом Софьи - его дочь от первого брака, в образе Скалозуба видны черты генерала Паскевича, который был мужем другой дочери Алексея Федоровича - Елизаветы.
Чацкий же, по мнению многих, списан с декабриста Ивана Якушкина, который был частым гостем в Хмелите.
Хмелиту захватил итальянский король
В дни Отечественной войны 1812 года Хмелита, в отличие от многих других российских имений, не пострадала. В начале войны в имении вместе с оккупационными войсками останавливался ближайший сподвижник Наполеона, вице-король Неаполя и обеих Сицилий маршал Мюрат. В конце войны здесь размещался русский партизанский конный отряд генерал-майора Ивана Бегичева.
Грибоедовы владели Хмелитой до 1869 года, затем ее продали сычевскому купцу Сипягину. К концу 19-го века, по описаниям современников, «дом был в ужасном состоянии, никто не жил в нем уже много лет. Все было запущено. Северный флигель снесен, верхний этаж южного флигеля разрушен. В зале на полу сушилось зерно, из скважин паркета росла рожь». При этом в усадьбе сохранялись «старинный парк, великолепные скотный и хлебный дворы и масса других построек. Кроме этого, было 5 000 десятин полей и леса, два озера, пруд».
В 1918 году Хмелиту национализировали, в усадьбе разместили Народный дом - с театром, читальней, чайной. Через год его закрыли, а вещи, картины и библиотеку передали в музеи Смоленска, Вязьмы и Москвы.

Колхозники чуть не спалили усадьбу
Удивительно, но и в Великую Отечественную войну имение будто бы хранил сам Господь. Во время немецко-фашистской оккупации главный дом был занят штабом гитлеровских войск - немцы Хмелиту не тронули.
Зато в советское время соотечественники великого писателя разобрали два флигеля и до неузнаваемости изуродовали Казанскую церковь, уничтожив трапезную и колокольню. Самый сильный удар был нанесен по усадьбе в 1954 году. Тогда здесь размещались школа, колхозная контора и склад. На полу дворца сушилось липовое лыко. Однажды изрядно принявшие на грудь селяне на одном из праздников просто решили погреться и развели в усадьбе костер. Лыко вспыхнуло как порох. Дворец горел целую неделю. Над Хмелитой еще долго висел черный удушливый дым. Ну а потом колхозники стали разбирать стены на кирпич для домашних нужд.
В 1960-е годы Хмелитой заинтересовался московский архитектор и реставратор Петр Барановский, что и спасло усадьбу от гибели. Вскоре к нему присоединился еще один энтузиаст-автомеханик Виктор Кулаков, который впоследствии стал директором историко-культурного и природного заповедника, созданного спустя десятилетия в Хмелите. Свой официальный статус Грибоедовский музей получил в 1990 году. Сейчас помимо экскурсий здесь проводятся Грибоедовские чтения, которые собирают литературоведов со всего мира, а в июле на Грибоедовские праздники собираются не только жители окрестных деревень, но и множество гостей из Москвы.
Как добраться
Автобусы в Вязьму ходят каждый день со Смоленского автовокзала с 11.00 до 16.00 (каждый час). От Вязьмы до Хмелиты можно добраться автобусом или маршруткой.
На территории усадьбы Хмелита есть гостевой дом на 26 мест, в котором могут остановиться туристы.
Дарья НИКИТИНА
 


» Льва Толстого выгнали с маскарада
15.01.09 | Краеведение
Льва Толстого выгнали с маскарада
Как отмечали Новый год на Смоленщине столетия назад
Праздновать Новый год на Руси начали в 1700 году по велению Петра I, которому этот европейский обычай пришелся весьма по вкусу.

Царь приказал гулять неделю
Петр издал указ - отмечать Новый год не со дня сотворения мира, как это испокон веков водилось на Руси, а с момента Рождества Христова. Для этого пришлось изменить всю нашу систему летосчисления, так как по старым канонам на дворе тогда стоял 7207 год, по европейской же системе шел 1699 год.
И вот 15 декабря 1699 года царский дьяк под барабанный бой возвестил народу на Красной площади, что «в знак доброго начинания и начала нового столетия после благодарения Богу и молебного пения в церкви велено по большим проезжим улицам и знатным людям перед воротами учинить некоторое украшение от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых».
Беднякам, которые не имели возможности нарядить большое дерево, рекомендовалось украсить ворота ветками. В царском приказе строго оговаривались сроки: «чтоб то поспело к 1-му числу 1700 сего года; а стоять тому украшению по 7-е число того же года. В 1-й день, в знак веселья, друг друга поздравлять с Новым годом, и учинить сие, когда на Красной площади огненные потехи начнутся, и стрельба будет».
Кроме того, царь приказал «по возможности всем на своих дворах из небольших пушечек или мелких ружей учинить трижды стрельбу и выпустить несколько ракет. С 1-го по 7 января по ночам огни зажигать из дров, или из хвороста, или из соломы».
Чтобы вдохновить подданных на невиданное до этого празднество, Петр первым пустил новогодний фейерверк, которых до того момента на Руси и не видывали, а вслед за тем началось празднование по всей Белокаменной. В знак всенародного праздника палили из пушек, а вечером в темном небе вспыхивали разноцветные огни, полыхала иллюминация. Люди веселились, пели, танцевали, поздравляли друг друга и дарили новогодние подарки. Царь же неуклонно следил за тем, чтобы этот праздник был у нас не хуже и не беднее, чем в других европейских странах.
Новогодние обычаи быстро прижились в Российском государстве, так как очень напоминали другой традиционный зимний праздник - святки. Старые обряды, веселые карнавалы, проделки ряженых, катание на санях, полночные гадания и хороводы вокруг елки хорошо вписались в ритуал встречи Нового года.
Не отставала и Смоленская губерния. В скором времени Новый год здесь стали праздновать не только дворяне, которым это полагалось по статусу, но и простые люди. Крестьяне жгли на улицах костры, исполняли вокруг них танцы, призывая солнце согреть скованную снегами и морозами землю.

Шутника не пустили на бал
В 19-м веке все основные торжества смоленская элита стала отмечать в построенном в 1825 году здании Дворянского собрания (ныне это зал филармонии, расположенный на улице Глинки). Все празднества готовились специальным человеком, который занимал должность заведующего маскарадом. Надо сказать, что назначали на нее не любого - заведовать маскарадом должен был уважаемый смолянин с безупречной репутацией. Он загодя начинал подготовку к большому новогоднему балу, который обычно проводился накануне праздника. По Смоленску расклеивались афиши и продавались билеты. На вечер допускалась лишь знатная публика: дворяне, именитые купцы, губернские чиновники, офицеры местного военного гарнизона и прочие достойные люди. Обычно на балу проводились лотереи, доходы от которых жертвовались в приюты и больницы.
Смоленский историк Александр Трофимов рассказывает о случае, произошедшем на одном из новогодних маскарадов. Являться на такие праздники нужно было непременно в костюме. Поэтому кто-то нарядился русским боярином, кто-то перевоплотился в испанского идальго, а кто-то пришел в жупане польского пана - такие наряды были в то время традиционными. И вот, когда зал был уже полон, в дверях показался опоздавший гость - в толстовке, с длинной белой бородой - вылитый Лев Толстой. Публика сперва оторопела, потом гневно зашумела, возмущенная таким кощунством. В результате «Льва Толстого» просто вышвырнули из зала. Шутка горе-пародиста показалась смоленской публике неудачной.

Откуда взялся Дед Мороз?
Непременным и самым главным участником новогодних праздников, конечно же, был и будет Дед Мороз. Оказывается, образ знакомого всем дедушки с посохом и мешком подарков произошел от вполне реального человека.
В 4-м веке жил в турецком городе Мира архиепископ Николай. По преданию, это был очень добрый человек. Так, однажды он спас трех дочерей бедствующего семейства, подбросив им в окно кошель с золотом. После смерти Николая объявили святым. В 11-м веке церковь, где он был захоронен, ограбили итальянские пираты. Они похитили останки святого и увезли к себе на родину. Прихожане церкви святого Николая были возмущены. Разразился международный скандал. История эта наделала так много шуму, что Николай стал объектом почитания и поклонения христиан из разных стран мира. В средние века твердо установился обычай в Николин день, 19 декабря, дарить детям подарки, ведь так поступал сам святой. После введения нового календаря святой стал приходить к детям на Рождество, а потом и в Новый год.
У каждого народа Дед Мороз приобрел свои характерные черты, так что наш русский дедушка очень отличается от своих европейских коллег. Отечественные этнологи даже провели специальное исследование, чтобы выяснить, как выглядит классический русский Дед Мороз. Оказалось, что у русского Мороза шуба должна быть непременно по щиколотку, красного цвета, расшитая серебром и отороченная лебединым пухом. Красная шапка стилизована под головной убор, которые традиционно носили цари на Руси. Еще одна особенность нашего Деда - трехпалые перчатки. Такое отклонение от человеческой физиологии у русского Мороза связано с тем, что наши предки с древних времен приписывали трехпалость исключительно божественным существам. А так как Дед Мороз настоящий волшебник, то налицо у него и все признаки сверхсущества. Но все же главный козырь отечественного Деда Мороза - это, конечно, Снегурочка, которая символизирует застывшие зимние воды. Внучка Мороза должна быть одета лишь в белые одежды, а ее головной убор - восьмилучевой венец, вышит серебром и жемчугом.
Дарья НИКИТИНА
 


» Шотландец выстроил замок под Смоленском
12.12.08 | Краеведение
Шотландец выстроил замок под Смоленском
А местный Дюма описал его в своем романе
В 30 километрах от Смоленска расположена деревня Герчики, где до сих пор сохранилась удивительная усадьба, построенная в 18-м веке.

Катафалк помещицы Корбутовской
Первым владельцем села Герчиково был смоленский дворянин с шотландской фамилией Лесли. Иван Васильевич принадлежал к выходцам из древнего шотландского рода, впрочем, давно обрусевшего.
Лесли начал строительство в имении в 1769 году: в Герчикове появилась деревянная церковь Троицы (на берегу реки Упокой) и несколько усадебных строений. Все это вскоре досталось в качестве приданого дочери Лесли, Прасковье Ивановне, которая стала жить в Герчикове со своим мужем Михаилом Корбутовским. Последний пользовался уважением у местного дворянства и вплоть до 1812 года избирался его предводителем.
Выйдя в отставку в чине полковника, Корбутовский направил всю свою кипучую энергию на обустройство имения. Во-первых, была построена двухэтажная каменная усадьба в классическом стиле с несколькими каменными строениями для служебного и хозяйственного пользования. Во-вторых, в 1808 году разобрали деревянную церковь, а вместо нее соорудили каменную. В-третьих, дворянское имение украсил просторный парк с прудом.
Когда сосед Корбутовских по имению дворянин Щеховской начал писать своеобразный дневник под названием «Воспоминания, мысли и признания человека, доживающего свой век смоленского дворянина», имение Герчиково впервые попало на книжные страницы.
Читая записи соседа, можно представить, как выглядела усадьба в 1830 году:
«Ближайшею к имению нашему помещичьей усадьбою было село Герчиково, очень красивое, с огромным домом и каменною же церковью... От церкви к дому шла аллея огромных великолепных каштанов, а самый дом был окружен цветниками, оранжереями и парком, по склону холмов спускавшимся к обширному пруду. Из одного из этих холмов, не иссякая, бил ключом родник прекрасной, чистой, как хрусталь, и необычайно свежей и вкусной воды. Владелицею этого села была в то время почтенная, важная и чопорная старушка, вдова полковника екатерининских времен П.И. К-я, (Прасковья Ивановна Корбутовская. - Прим. редакции), которая зимою жила постоянно в губернском городе, а на лето приезжала сюда с целою свитою гостей, приживалок и дворовых людей... Дом ее был очень велик, и в нем не было ни одной комнаты, которая не имела бы права быть названа залою, так что даже спальня старушки была очень обширна, и в самой середине ее, как катафалк, возвышалось ее широкое ложе, завешенное кружевным пологом. Убран был этот дом во вкусе восемнадцатого столетия: стены расписаны по штукатурке, а в некоторых комнатах сверху донизу увешаны огромными картинами в золоченых рамах, из числа которых было много очень замечательных по достоинству живописи; мебель была резная, массивная и обитая штофом - особого цвета в каждой комнате».
Впрочем, записки провинциального помещика далеко не единственный писательский опыт, где нашлось место Герчикову и его хозяйке. Смоленский Дюма, как его называли современники, Василий Вонлярлярский, доводившийся племянником Прасковье Корбутовской, посвятил своей родственнице и ее имению небольшой отрывок в романе «Силуэт». Василий Александрович был писателем довольно известным. Его имя можно было увидеть на страницах журналов «Современник» и «Отечественные записки», мало того, литератор водил дружбу с Михаилом Лермонтовым, так что, поместив описание тети в свою книгу, Вонлярлярский увековечил никому не известную до этого дворянку.

Тильзитский сыр из Герчиков
В 1854 году Прасковья Ивановна умерла, и ее наследник в скором времени продал имение дворянскому роду Полянских.
Надо сказать, что Герчикам снова повезло с хозяевами. Константин Полянский стал вести хозяйство по последнему слову науки. Благодаря ему село Герчиково снова попало на страницы книги, теперь, правда, научной. В 1902 году в Санкт-Петербурге была выпущена брошюра «Краткие сведения о некоторых русских хозяйствах». В издании про имение сообщалось, что «всей земли в нем 1000 десятин, луга очищаются канавами открытыми и закрытыми и очищаются от кустов. Крупный рогатый скот (до 120 голов) - местный, улучшенный голландской кровью. Молоко переделывается на сыр (бакштейн, тильзитский) и масло».
В 1904 году имение снова сменило хозяев, и снова удачно. На смену агроному-любителю Константину Полянскому пришел агроном-профессионал Александр Мещерский, который вел образцовое хозяйство и особенно увлекался льноводством. Александр Павлович даже выпустил несколько книг («Письма деревенского хозяина» и «Не воюйте с природой»), посвященных любимому делу. Десять лет Мещерские наслаждались деревенской жизнью, но в 1914 году все же перебрались в столицу, а Герчики продали известному скульптору Владимиру Беклемешеву (одна из его работ - памятник врачу и общественному деятелю Сергею Петровичу Боткину, который находится в Петербурге).
Впрочем, Владимир Александрович недолго смог наслаждаться прелестями Герчиков - через четыре года имение было национализировано. В барском доме открыли школу, а церковь Троицы была закрыта.
Храм стал действовать вновь во время оккупации Смоленщины немецкими войсками в 1941 году. После войны в деревне поселился священник, который вел службы в церкви всю свою жизнь. В начале 60-х годов храм превратили в зернохранилище, здание его сохранилось в Герчиках до сих пор. Еще можно увидеть старинный усадебный дом, в котором несколько десятков лет располагался детский лагерь и часть парка. Последний, кстати, представлял для научного мира такую ценность, что в 1970-х годах смоленский профессор Даниил Погуляев скрупулезно подсчитал, какие деревья сохранились от былого великолепия. На тот момент в парке, по данным профессора, произрастало 133 старых дерева: 82 мелколистные липы, 17 остролистных кленов, 12 ясеней, 8 серебристых тополей, по 7 дубов и белых ив.
Дарья НИКИТИНА


Как добраться
Доехать до Герчиков можно на маршрутном такси с площади Смирнова.
 


» Василия Теркина потрепало в Кардымове
05.12.08 | Краеведение
Василия Теркина потрепало в Кардымове
Местный помещик построил переправу, одолеть которую не смогли ни французы, ни немцы
Поселок Кардымово, расположенный в 28 километрах от Смоленска, впервые упоминается в списке населенных мест Смоленщины в 1859 году. Известен он тем, что по его территории проходит Старая Смоленская дорога, поэтому на протяжении нескольких веков Кардымово было местом громких военных сражений.

Наполеон восхищался русским генералом
До сих пор в списках поселений Кардымовского района значится деревня Лубино, где в 1812 году произошло крупное сражение между русским отрядом генерала Павла Тучкова и французским корпусом маршала Мишеля Нея.
Захватив Смоленск, Наполеон отправил вперед корпус маршала Нея на перекресток дорог у деревни Лубино, чтобы перерезать путь отходившей к Соловьевой переправе 1-й армии генерала Барклая-де-Толли. Вторую армию генерала Багратиона прикрывал арьергард под командованием генерала Горчакова. Случилось так, что Горчакову передали ошибочное распоряжение, и генерал, как только прошли солдаты Багратиона, отвел своих воинов с занимаемых позиций. В результате первая армия Барклая-де-Толли осталась без прикрытия. Путь солдатам перерезал сорокатысячный корпус Нея.
Тогда командующий авангардом одной из колонн первой армии Павел Тучков решил действовать самостоятельно. Он вместе с подчиненными повернул на юг и занял удобную позицию на высотах около Смоленской дороги между деревнями Валутина Гора и Лубино. Этот маневр оказался своевременным. Именно сюда и шел Ней, который думал с ходу устранить небольшой русский отряд. Однако солдаты Тучкова вместе с казачьими полками стояли непоколебимо и отражали атаки французов почти 15 часов. После Павел Алексеевич все-таки вынужден был отойти за реку Строгонь, куда вскоре подошло подкрепление, и его трехтысячный отряд увеличился почти в десять раз.
Французские же маршалы из-за отсутствия Наполеона, который все еще находился в Смоленске, действовали вразнобой. Пока отряд Тучкова отражал атаки французов, Барклай-де-Толли успел переправить свою армию через Днепр, где она соединилась со второй армией Багратиона, избежав генерального сражения.
А вот Павел Алексеевич во время сражения был ранен штыком и попал в плен. За что пленивший русского генерала французский офицер получил высшую награду Франции - орден Почетного легиона. Впрочем, удостоил своей милостью Наполеон и отважного противника - вернул ему шпагу, которую у пленных отбирали. Генерал Тучков провел в плену два года, а в 1815 году снова вернулся в строй. Кстати, в Отечественной войне участвовало еще три брата Тучкова, все носили звание генералов и отважно сражались. Один из братьев так и не вернулся с этой войны.

Кому память, кому слава...
У Соловьевой переправы и в первую и во вторую Отечественные войны шли самые жестокие бои. Так уж случилось, что старинная русская деревушка с названием Соловьево расположилась в стратегически важном месте. Кстати, свое поэтическое название деревня получила не из-за большого количества певчих птиц, а в честь царского инженера Ивана Соловьева, впервые вымостившего сезонную дорогу щебнем еще в 18-м веке.
Знаменитая переправа появилась столетие спустя, благодаря стараниям местного дворянина Ивана Глинки, который организовал строительство двух плавучих мостов через Днепр.
В начале Великой Отечественной войны переправа в Соловьеве стала единственным путем, по которому можно было доставить для солдат, оборонявших Смоленск, провизию и боеприпасы. Автострада Москва - Минск, железные дороги на Москву и на Ельню были перерезаны гитлеровцами.
Переправу постоянно атаковала вражеская авиация. С севера и юга на Соловьево рвались танковые и пехотные части противника, пытаясь его захватить. Командование Западного фронта принимало все меры, чтобы не дать фашистам возможности сомкнуть кольцо окружения у Соловьева. Из остатков танкового и мотострелкового полков был создан сводный отряд под командованием полковника Александра Лизюкова. Александру Ильичу для того, чтобы обеспечить снабжение 16-й и 20-й армий, сражавшихся за Смоленск, а при необходимости и прикрыть их отступление, выделили лишь 15 танков. Это было в десятки раз меньше того, чем располагали немцы.
27 июля гитлеровцы решили атаковать Соловьево. Они прорвались к переправе и оттеснили за Днепр находившийся здесь охранный батальон. Кольцо противника вокруг армий, дравшихся за Смоленск, сомкнулось. Тогда к Соловьевой переправе был брошен отряд Лизюкова. Солдаты шли к месту назначения ночью, а когда рассвело, стало понятно, что они представляют для противника превосходные мишени - на открытом поле их было прекрасно видно за сотни метров. Бойцы стали искать укрытие - атака была близка к провалу. Тогда Александр Ильич решил показать пример оробевшим подчиненным и первым выехал навстречу неприятелю. В результате атака состоялась и, мало того, - была выиграна.
Теперь у переправы почти ежедневно кипели бои. Ценой больших потерь немецко-фашистским войскам на некоторое время удалось захватить переправу, но вскоре наши войска вновь ее отвоевали.
В начале августа 16-я и 20-я армии получили приказание прекратить оборону Смоленска и через Соловьеву и Ратчинскую переправы отойти на восточный берег Днепра. С утра 3 августа эта невероятно трудная переправа началась. Пересекать реку пришлось под непрерывным артиллерийским огнем и бомбежкой с воздуха. К середине дня немцы уничтожили все мосты.
Части 16-й и 20-й армий все же форсировали Днепр, заняли оборону на левом берегу и удерживали свои позиции два месяца. Под Соловьевом наша армия потеряла почти 100 тысяч воинов.
В 1970 году на месте переправы построили железобетонный мост, рядом с ним постепенно вырос мемориальный комплекс. В 2002 году на средства двух предпринимателей здесь же в память о воинах, погибших на переправе, построили храм Иконы Божьей Матери «Взыскания погибших». На территории храма находится воинское кладбище, где захоронены останки 128 советских солдат.
Есть этому месту и еще один памятник. Это одна из глав поэмы Александра Твардовского о Василии Теркине под названием «Переправа». Речь в ней как раз идет о боях у Соловьева.
Дарья НИКИТИНА


Как доехать
На рейсовом автобусе с автовокзала с 6.10 до 13.30. Билет стоит 40 рублей.
 


» За что Иван Грозный Темкина ругал
30.11.08 | Краеведение
За что Иван Грозный Темкина ругал
«Бодрый воевода» прогнал татар, но не добил
Считается, что история Темкинского района началась в 1874 году, когда на строившейся тогда Сызранско-Вяземской железной дороге появилась новая станция - Темкино. А сам Темкинский район был образован лишь в 1929 году на месте бывших Юхновского, Гжатского и Вяземского уездов Смоленской губернии.

Казань не брал!
Кажется, район молодой, но вот само название - Темкино первый раз прозвучало еще в 16-м веке. Пошло оно от небольшого села, расположенного в трех километрах от современного райцентра, которое почти пятьсот лет назад основал тульский воевода Григорий Темкин. Служить воеводе выпало во времена неспокойные - русским государством тогда правил Иван Грозный, а на Тулу совершали постоянные набеги то «крымцы», то казанский царь с войском. Надо сказать, что тульский военачальник с честью отражал все нападения на вверенный ему город, за что Николай Карамзин в своей «Истории государства Российского» упоминает его как «бодрого воеводу». Но не так просто было угодить царю Иоанну Васильевичу. В своих знаменитых посланиях к князю Курбскому глава государства упрекает Темкина, что тот хоть и отогнал от города татар во главе с «царем казанским», но не добил вражескую армию.
Хозяин Васильевского охранял императора
То, что Темкино основал воевода, как будто раз и навсегда наделило эти места неким боевым духом. Неудивительно, что с Отечественной войной 1812 года в этих краях связано много событий.
В 14 километрах к северу от райцентра расположилась деревня Васильевское. В конце 18-го века это место, именовавшееся тогда еще владельческим селом, было пожаловано императором Павлом I подполковнику Казачьего полка графу Василию Орлову-Денисову. Василий Васильевич, который нес службу в императорском конвое, во время войны 1812 года был командиром партизанских казачьих отрядов, особенно отличившихся в боевых действиях на территории Смоленской губернии. За подвиги в Отечественную войну доблестного генерала не только удостоили множества наград, но и назначили начальником личного конвоя нового императора - Александра I. Портрет Орлова-Денисова был помещен в Военной галерее Зимнего дворца, что считалось не только великой честью, но и говорило о благосклонности царской семьи.
Василий Васильевич был не только доблестным воякой, но и хорошим хозяином своего имения. В 1812 году его усадьба в Васильевском полностью сгорела, и граф принялся возводить новое здание. К 1826 году был построен каменный двухэтажный дворец с артезианским колодцем и пейзажным парком со сложной системой прудов и каналов. Один из таких каналов окружал усадебный дом, перед которым было сооружено озеро с очертаниями двуглавого орла. А в 1834 году в имении появилась еще и церковь Николая Чудотворца.
После смерти Орлова-Денисова имение передавалось по наследству, пока к концу 19-го века не оказалось в руках дальнего родственника Орловых - графа Александра Николаевича Граббе. Интересно, что Александр Николаевич тоже служил начальником конвоя у правящего на тот момент императора Николая II и тоже был неравнодушен к обустройству быта. Он сохранил усадьбу в прекрасном состоянии. В журнале «Столица и усадьба» 1914 года про Васильевское говорится: «Художественный интерес дома этой усадьбы сосредоточен на внутреннем убранстве, и особенно в росписях потолков. Плафоны эпохи расцвета ампира выполнены главным образом орнаментальными сюжетами, но иногда встречаются и изображения фигур. В домах - великолепная стильная мебель и большое количество произведений искусства».
Дальнейшая судьба усадьбы печальна. В 1918 году имение было национализировано, а на его базе создан совхоз. Часть художественных ценностей (картины, скульптуры и мебель) была вывезена в музеи, судьба остальных, а также семейного архива и большой библиотеки, неизвестна. В настоящее время от усадебного комплекса остались трехэтажный усадебный дом и два двухэтажных флигеля, которые постепенно разрушаются. Артезианский колодец не используется, от церкви почти ничего не осталось. К востоку от дома сохранились остатки липового парка, пруды пересохли. Пока еще можно увидеть пейзажный парк, хотя он и сильно зарос, несмотря на то что был объявлен ботаническим памятником природы и взят под государственную охрану.

Первые партизаны «засели» в Скугореве
Еще одно место в Темкинском районе, о котором в 1812 году говорила вся Россия, - село Скугорево. Дело в том, что именно здесь был первая ставка поручика Давыдова и его знаменитого партизанского отряда, положившего начало народному движению в Отечественной войне. Правда, в успех Дениса Васильевича военное начальство поначалу не слишком верило. Для создания первого партизанского отряда Давыдову выделили 50 гусар, 80 казаков и отправили с Богом в самую гущу военных действий в Смоленскую губернию.
Позже в своей «Гусарской исповеди» поэт-партизан напишет: «...некоторые соболезновали о моей участи, а вообще все понимали, что жить посреди неприятельских войск и заведений с горстью казаков - не легкое дело, особенно человеку, который почитался ими и остряком, и поэтом, следственно, ни к чему не способным».
Впрочем, Скугорево, которое тоже упоминается в «Исповеди» и, кстати, сразу понравилось Давыдову за удобное для его отряда расположение, принесло первому партизану удачу. Денис Васильевич гнал французов до самого Парижа, стал героем войны 1812 года и доказал, что поэзию вполне можно совмещать с блестящими военными победами.
Министр юстиции учил крестьян скотоводству
Интересно Скугорево не только ореолом воинской славы, но и своим последним владельцем. В конце 19-го века после многочисленных перепродаж имение в глубинке Смоленской губернии стало принадлежать министру юстиции Николаю Муравьеву. Николай Валерианович был фигурой противоречивой, но хозяйственником оказался крепким. При нем Скугорево обрело вторую жизнь, став одним из культурных гнезд Смоленщины и, как значится в документах того времени, «самым крупным имением, лучше других поставленным в хозяйственном отношении».
В своем имении Муравьев устроил что-то наподобие Тенишевских мастерских в Талашкине. В 1898 году Николай Валерианович открыл для крестьянских детей необычную школу-церковь. Большую часть здания занимала школа, отделенная от храма легкими передвижными щитами, которые во время богослужения раздвигались, и школа тогда становилась продолжением храма, где свободно помещались до 400 человек. Иконы для храма написал местный иконописец Корольков. Церковную утварь, многочисленную и богатую, подарил известный адвокат, присяжный поверенный Федор Николаевич Плевако, который был другом Муравьева и часто посещал его усадьбу. В том же году в своем имении министр юстиции открыл еще и школу молочного хозяйства (скотоводства, сыроварения и маслоделия), куда принимались крестьянские дети не моложе 17 лет, имеющие начальное образование. Во время двухлетней учебы они получали стипендию 100 рублей и по 40 рублей на питание. По окончании школы учащиеся проходили годовую практику в лучших соседних хозяйствах.
В 1918 году в имении создали совхоз. Сама же усадьба оказалась настолько богато оформленной, в ней хранилось такое количество художественных ценностей и книг, что губернские власти приняли решение сохранить ее, сделав «Музеем-усадьбой Скугорево». Музей работал бесконтрольно до 1920 года, а в 1921 году комиссия по проверке усадебных ценностей таковых в Скугореве не обнаружила. Часть богатой мебели оказалась у работников совхоза, от некогда огромной библиотеки на чердаке было обнаружено всего 400 книг. Выяснилось, что уездные власти использовали ценности в качестве приданого своим детям, что и зафиксировано в акте обследования уже не существовавшего музея. Спасти удалось немного: в Москву в Румянцевский музей (ныне Российская государственная библиотека) было доставлено несколько ящиков с книгами, а несколько картин и скульптур поступили в распоряжение Российского музейного фонда. Сейчас от прежней усадьбы остались только руины дворца и флигелей и старинный парк с высохшими прудами.
Дарья НИКИТИНА


Как доехать
С автовокзала на рейсовом автобусе по пятницам в 16.00.
Цена билета 279 рублей. Ежедневно до Темкина можно доехать на автобусе с пересадкой в Вязьме.
 


» Как Кутузов стал Смоленским
21.11.08 | Краеведение
Как Кутузов стал Смоленским
Как Кутузов стал Смоленским
В 1812 году поселок Красный прославился на весь мир
Первый раз упоминание о поселке Красный (под названием Красен) встречается в 1165 году, когда смоленский князь Давид Ростиславович, захватив Витебск, передал Красный в удел своему племяннику, витебскому князю Роману.

Пророчество на гербе
Историк Борис МАХОТИН заметил, что название Красного - одно из самых интересных на Смоленщине. В древнерусском языке для обозначения красного цвета существовало слово «червен», «червонный». В «Слове о полку Игореве» красный цвет представлен в червленых щитах и червленых стягах. Встречается также слово «красный», но не как признак цвета, а качества (красный Роман, красная девица). Из этого можно сделать выводы, что под словом «красный» подразумевается смысловое значение «прекрасный, красивый».
В 17-м веке Красный переходил от России к Польше и обратно и окончательно отошел к России в 1654 году. А в 1776 году поселок Красный по указу Екатерины II стал уездным городом. Через два года Красному был пожалован герб, в нижней части которого изображены ворота и две башни красного цвета в серебряном поле. Интересно, что каменной крепости в Красном не было. Видимо, в гербе подчеркивалось оборонное значение Красного как города, расположенного на подступах к Смоленску.
Герб оказался «пророческим». Через тридцать два года под Красным произошло одно из самых кровопролитных сражений за всю историю 19-го века.

Как Кутузов стал Смоленским

Наполеона под Красным «не добили»
В 1812 году уездный город Красный стал известен во всем мире масштабными сражениями русской армии с войсками французского императора Наполеона Бонапарта. Наполеон побывал здесь дважды. Первый раз - 2 августа, когда французские войска перешли в наступление на Смоленск не по руднянской дороге, как ожидалось, а по краснинской. Путь наполеоновским войскам преградила 27-я пехотная дивизия под командованием генерала Дмитрия Неверовского. За сутки русские солдаты отразили более 40 атак конницы Мюрата и остановили продвижение французских войск. Замысел Наполеона отрезать русскую армию от Москвы был сорван.
Но именно второе сражение под Красным стало роковым для французского императора.
27 октября главные силы Наполеона достигли Смоленска, где разграбили оставшиеся склады. Из-за угрозы окружения и полной дезорганизации своей армии Наполеон решил 31 октября покинуть Смоленск. Выходя из города, французская армия растянулась почти на 60 километров. Ее авангард подходил к Красному, а арьергард только выходил из Смоленска. Этим воспользовался главнокомандующий русской армии Михаил Кутузов.
3 ноября он послал к Красному авангард генерала Михаила Милорадовича. Тот обстрелял артиллерийским огнем шедшие по Смоленской дороге войска французов, затем атаковал их и, отрезав задние колонны, взял в плен 2000 человек.
На следующий день Милорадович весь день вел бой с корпусом Евгения Богарне, захватив у него еще 1500 человек пленными. В этом сражении Милорадович, указывая гренадерам Павловского полка на подходящих французов, произнес свою знаменитую фразу:

«Дарю вам эти колонны!».
5 ноября в битву под Красным вступили главные силы обеих армий. План Кутузова состоял в том, чтобы ударами с юга постепенно отсекать на дороге французские подразделения и уничтожать их по частям. Для этого были выделены две ударные группировки под командованием генералов Александра Тормасова и Дмитрия Голицына. Тем не менее полностью ликвидировать французскую армию не удалось. Часть ее во главе с Наполеоном сумела пробиться и продолжила отход к Березину.
Французы потеряли в сражении при Красном 32 000 человек (из них 26 000 пленными), а также практически всю свою артиллерию. Потери русских составили 2 000 человек. Это сражение стало наиболее крупным успехом русской армии с начала кампании. Именно за успехи в нем Кутузов получил фамильный титул князя Смоленского. Хотя некоторые современники считали, что наши войска могли бы и «добить» наполеоновскую армию под Красным.

Памятник героям 1812-го года взорвали
В 1847 году, к 35-летию сражения под Красным 5 - 6 ноября у реки Лосьвинки, был установлен памятник, выполненный известным архитектором того времени Антоном Адамини (участвовал в строительстве Исаакиевского собора). Памятник был сделан в виде чугунной колонны высотой 26 метров. Всего было создано шесть аналогичных монументов, чтобы поставить их в местах наиболее кровопролитных сражений Отечественной войны 1812 года. «Близнецы» краснинского монумента стояли на Бородинском поле, в Белоруссии и Смоленске. Сейчас сохранился лишь смоленский памятник, который находится в центре Лопатинского сада. Судьба же краснинского монумента была трагична - его попросту взорвали в 1931 году.
В память о великом сражении осталась увенчанная крестом четырехгранная пирамида на северной окраине Красного и две улицы, одна их которых названа в честь полководца Кутузова, а другая в честь генерала Неверовского.

Краснинцы ищут клад Бонапарта
В конце 1980-х годов известный профессор археологии Евгений Шмидт заинтересовался древним городищем, расположенным в Краснинском районе рядом с деревней Буяново. Евгений Альфредович начал раскопки и установил, что поселение существовало здесь начиная с 8-7-го века до нашей эры и перестраивалось полностью не менее четырех раз, но в начале 3-го века до н.э. все сооружения погибли во время пожара. В слое пожарища участники экспедиции обнаружили большое количество обуглившегося зерна: пшеницы, ячменя и проса. Это была первая на Смоленщине находка непосредственно самого зерна, свидетельствующая, что уже в то время наши далекие предки занимались сельским хозяйством.
Окончательно же это поселение было покинуто людьми в 1-м веке до нашей эры.
Сейчас на месте городища можно увидеть лишь остатки земляных валов. Возможно, сохранилось бы и больше, если бы не легенда, бытующая среди краснинцев. Считается, что Наполеон при отступлении закопал на этом месте награбленные его армией сокровища. Поэтому в 1980-х годах один из жителей деревни Буяново, недолго думая, перекопал древнее городище бульдозером в поисках клада. Сокровища он так и не нашел, а вот археологический памятник частично разрушил.
Дарья НИКИТИНА


Как доехать
На рейсовом автобусе с автовокзала с 8.00 до 19.30. Билет стоит 54 рубля.
 


» Национальную идею придумали в Холм-Жирковском
17.10.08 | Краеведение
Национальную идею придумали в Холм-Жирковском
Национальную идею придумали в Холм-Жирковском

В честь ее создателя в поселке назвали парк и установили памятный знак

Из варяг... в Холм-Жирковский
Холм-Жирки, расположенные в 130 километрах от Смоленска, не имеют статуса города. Это поселок городского типа, история которого хранит не менее интересные факты, чем история иных крупных городов.
В этом году холм-жирковцы отпраздновали 300-летие своего поселения, так как впервые упомянуто в официальных документах оно было в 1708 году. Впрочем, археологи, проводившие раскопки в этих местах, подтвердят, что жизнь в этом районе начала бурлить задолго до этой даты. Как раз здесь в верховье реки Днепр начинался знаменитый путь «из варяг в греки». О былом процветании холм-жирковской земли свидетельствует древнее городище, найденное на окраине села Нахимовское (бывшее Волочек).
Городище хорошо известно в научной литературе с конца 19-го века. Поселение играло ключевую роль в системе волока между Днепром и Вазузой в древнерусское время, оно упоминается в источниках 15-го века как место сбора торговых пошлин вяземскими князьями. А в 16-18-м веках территория городища использовалась под сельское кладбище.
В 2000 году специалисты из Института археологии РАН провели раскопки в Нахимовском. По свидетельству археолога Татьяны СЕРЕГИНОЙ, «добычей» историков стали 54 древнерусских предмета: ножи, ключ от навесного замка, браслеты, янтарный крестик... Все находки историки передали местному краеведческому музею.
Национальную идею придумали в Холм-Жирковском

Министр просвещения из смоленской глубинки
Но все же центром Холм-Жирковского района являлось не самое древнее место, а самое «высокое». Село Холм, которое впоследствии и стало носить название Холм-Жирки, было расположено на самом возвышенном месте в районе. По преданию село некогда принадлежало помещикам по фамилии Жирковы. Вот за селом в народе и сохранилось название Жирковское. Пока в 19-м веке существовала Холмовская волость, село двойного названия не носило. С организацией же в 1929 году областей и районов в Западной области оказалось два районных центра с названием Холм, и, чтобы их различать, в названии появилась приставка «Жирковский».
Начиная с 18-го века село Холм находилось во владении графской семьи Уваровых. Усадьбу в селе построила Дарья Ивановна Уварова. Благодаря помещице в Холме появился не только дворянский особняк, но и церковь в честь святителя Николая Чудотворца, которая была построена в 1802 году. В советский период храм разрушили, но в 2000 году храм имени святителя Николая вновь появился в Холм-Жирках.
Правда, сама Дарья Ивановна в имении Холм гостила не часто, но именно здесь родила своих известных сыновей - министра просвещения Сергея Семеновича Уварова и героя Бородинского сражения генерала Федора Семеновича Уварова.
На месте захоронения самого известного российского министра просвещения, сформулировавшего в 19-м веке национальную идею как «самодержавие, православие, народность», до сих пор стоит памятный знак.
Станции имени графских детей
Последним владельцем имения Холм был Игорь Алексеевич Уваров, родившийся в 1869 году. Он был действительным статским советником, камергером, членом Государственного Совета и представителем дворянства Вельского уезда. Все основные должности в уезде занимал граф Уваров, а его имение - почти всю Холмовскую волость. Оно состояло из 52 деревень, в которых жили 1394 крепостных мужчины и столько же женщин.
В 1913 году Игорь Алексеевич на паях с лесопромышленником Резниковым начал строительство Дурово-Владимирской железнодорожной ветки. Этот участок дороги соединяет территорию Сафоновского и Холм-Жирковского районов, его протяженность 70 километров. Станции Вадино, Яковское, Игоревская, Никитинка, Владимирская были названы в честь детей графа Уварова. Никаким другим транспортом в эти болотистые места добраться было нельзя.
Железнодорожная линия Дурово - Владимирский Тупик сохранилась до сих пор, но считается «малодеятельным» участком Московской железной дороги.
Об Уваровых же в поселке напоминает старый парк, пруд и графский особняк, где сейчас располагается районная больница. На центральной площади Холм-Жирков стоит освященный деревянный крест в память о роде Уваровых, много потрудившихся на пользу Отечества в 18 - 19-м веках.
Даже местный парк культуры и отдыха стал в этом году носить имя графов Уваровых.
Адмиралу Нахимову подарили новую родину
Гордятся холм-жирковцы и другим своим знаменитым земляком - героем Крымской войны адмиралом Павлом Степановичем Нахимовым, который заслужил себе славу тем, что в 1853 году со своей эскадрой уничтожил вражеский турецкий флот.
В 1952 году в честь 150-летия со дня рождения адмирала в Холм-Жирковском районе даже назвали село в его честь - Нахимовское (ранее Волочек). С тех пор во многих жизнеописаниях Павла Степановича стала появляться информация о том, что и родился адмирал именно в этом селе, что неверно.
Смоленский краевед Борис МАХОТИН свидетельствует, что родился герой Крымской войны в сельце Городок бывшего Вяземского уезда, которое до наших дней не сохранилось. Оно тоже находилось на территории нынешнего Холм-Жирковского района.
А село Волочек, впоследствии ставшее Нахимовским, принадлежало дяде адмирала, Николаю Матвеевичу Нахимову, у которого будущий герой рос и воспитывался. Сам дядя, кстати, тоже был личностью героической. Он участвовал в войне 1812 года, его имя выбито на одной из досок в храме Христа Спасителя в Москве.
А о Павле Степановиче Нахимове помимо села Нахимовское в Холм-Жирках напоминает бюст, который установили в центре поселка в прошлом году.
Дарья НИКИТИНА
Фото Б. Коровкина
 


» Сычевская крестьянка напугала французов
10.10.08 | Краеведение
Сычевская крестьянка напугала французов
После войны 1812 года о селянке из Смоленской губернии узнала вся Россия
Сычевская крестьянка напугала французов
Лес из «Повести временных лет»
В 13-м веке земля, на которой сейчас стоит город Сычевка, была разделена между Смоленским и Фоминским княжествами. В то время люди там не жили. В «Повести временных лет» это место упоминается под говорящим названием Волковский лес.
Первый раз в качестве населенного пункта Сычевка упоминается в 1478 году в письмах великого князя Литовского Казимира Ивану III о разграблении князем Оболенским вяземских волостей, в том числе и Сычевки (в документе - Сочевки).
Выгодное положение на речном пути (Вазуза - Волга) способствовало превращению небольшого поселения сначала в крупное дворцовое село, а затем, в 1776 году, в уездный город. В 1780 году был учрежден герб города с главным его атрибутом - птицей сычом, восседающим на ветке молодого деревца.
Тогда же был составлен «План города Сычевки 1780 года», который до сих пор хранится в местном краеведческом музее. В нем можно найти много названий, свидетельствующих о «лесном» прошлом Сычевки. Например, в 18-м веке в центре села текли ручьи Поляновский и Разбойницкий. Первый получил свое название, потому что протекал среди полян, а второй журчал вдоль проезжих дорог, на которых поджидали путников «лихие люди».

Откуда взялся сыч?
Лесные мотивы встречаются и в названии города, и на его гербе, который украшает огромный сыч с золотым клювом. Почему именно эта птица стала символом города, историки, как водится, отвечают неоднозначно.
Смоленский краевед Борис МАХОТИН приводит несколько возможных объяснений.
Местность, на которой расположен город Сычевка, раньше была покрыта густыми лесами и болотами. Среди них находилась деревушка Сычи, ставшая впоследствии городом. А получила она такое название потому, что в то время здесь в изобилии водились сычи.
А возможно, называться Сычевкой город стал из-за того, что его основал человек по прозвищу Сыч либо по отчеству Сычев (сын Сыча). В прошлом древнерусские имена и отчества типа Сыч и Сычев на Руси были весьма распространенными. Эта версия, кстати, наиболее вероятна. В России до сих пор существует пять городов с названием Сычевка.

Пять рублей за подвиги
В войну 1812 года жители Сычевки показали себя настоящими героями.
На всю Россию прославилась «старостиха» Василиса Кожина - вдова старосты хутора Горшково Максима Петровича Кожина.
Известно, что Василиса стала партизанкой после того, как французы убили ее мужа за то, что он отказался выдавать им продовольствие. Тогда-то Кожина, у которой, кстати, было пятеро детей, была избрана новой старостой деревни и «вышла на тропу войны». Ее отряд, преимущественно из женщин и подростков, вооруженный вилами и косами, заманивал вражеских солдат в засаду и брал в плен.
Существует легенда, что великий полководец Кутузов, прослышав о подвигах смоленской крестьянки, захотел увидеться с ней. К нему привели огромного роста женщину, в высоких валяных сапогах, в короткой юбке и полушубке, с вилами в руках. Но, несмотря на воинственный вид, лицо ее было крайне добродушно. К сожалению, документального подтверждения этой встречи нет.
Как и легендам, сложенным о храброй крестьянке Василисе в народе. В «Полном собрании анекдотов достопамятнейшей войны россиян с французами» говорится: «В Смоленской губернии широкую известность получила старостиха Василиса Кожина. Ее муж - староста одной деревни Сычевского уезда повел в город партию пленных, забранных крестьянами. В отсутствие его поселяне поймали еще несколько французов и тотчас же привели к Василисе для отправления куда следует. Сия последняя, не желая отвлекать взрослых от главнейшего их занятия бить и ловить злодеев, собрала небольшой конвой ребят и, севши на лошадь, пустилась в виде предводителя препровождать французов сама... Один из пленных офицеров, раздражен будучи тем, что простая баба вздумала им повелевать, не послушался ее. Василиса, видя сие, подскочила к нему мгновенно и, ударя по голове своим жезлом - косою, повергла его мертвым к ногам своим».
За свои подвиги получила Василиса в 1813 году награду - серебряную медаль «В память Отечественной войны» да пять рублей. А более чем через столетие после войны ее именем назвали одну из улиц в Сычевке.

Секретное поражение
В годы Великой Отечественной войны Сычевка сильно пострадала, тем более что она оказалась в эпицентре боевых действий.
С 1943 года каждое 8 марта жители Сычевки отмечают не только Всемирный женский день, но и другой праздник - День освобождения своего города от фашистских захватчиков.
Это освобождение могло бы произойти и раньше, если бы Ржевско-Сычевская операция под кодовым названием «Марс», о которой в советское время не принято было особенно распространяться, завершилась удачно.
Общий замысел операции состоял в том, чтобы наши войска окружили 9-ю армию генерал-полковника Вальтера Моделя, занявшую так называемый Ржевский выступ, и разгромили ее по частям. К 15 декабря планировалось взять Сычевку, окружить немцев под Ржевом и взять его до 23 декабря 1942 года.
Об этом плане командир 6-й пехотной дивизии 9-й армии Хорст Гроссман писал: «...русские, помимо наступления на Великие Луки, не отказались и от своего прежнего плана: взять Ржев и последующим ударом на Смоленск раздавить Центральный немецкий фронт. Блок 9-й армии вызывающе выдавался внутрь вражеской территории и напрашивался на атаки с трех сторон. В третий раз испытывал противник свое счастье».
Наступление советских войск провалилось. Общие потери двух фронтов к концу операции «Марс» 20 декабря 1942 года составили около полумиллиона человек и 1700 танков. Этот провал советское руководство долго преподносило как успех, и только в 90-х годах прошлого века информация об операции «Марс» начала понемногу появляться в печатных изданиях.
Дарья НИКИТИНА


Как доехать
Ежедневно с автовокзала автобусом в 17.00. Билет стоит 297 рублей.
 


» Город роз
02.10.08 | Краеведение
Город роз
Город роз
Духовщина стала им благодаря любви Екатерины II к местному дворянину

Чем «пахнет» Духовщина?
В прошлом году небольшой городок, расположенный в пятидесяти километрах от Смоленска, отметил свой 230-летний юбилей. До сих пор точно не известно, почему он стал называться Духовщиной.
Легенда гласит, что раньше на месте города стоял женский монастырь, освященный во имя Святого Духа, отсюда и пошло название - Духовская слобода. По другой легенде, на этом месте обосновались мастера-кожевенники, от их производства шел своеобразный запах (дух), поэтому и назвали поселение Духовщиной. Ну а самая красивая легенда связана с пребыванием здесь Екатерины II. Будто бы к приезду императрицы посадили много розовых кустов, всюду были поставлены цветы, а ей самой преподнесли корзину с розами. Царица с умилением сказала: «Как тут духовито!»
Самое интересное, что все эти факты действительно имели место быть в истории города. Но обо всем по порядку...
Храм Духа строили трижды
Смоленский историк и краевед Борис ПЕРЛИН подтверждает тот факт, что в конце 13 - начале 14-го века на месте нынешней Духовщины стоял женский монастырь.
Освященный во имя Святого Духа, он получил название Духовского. А в 15-м веке вокруг монастыря, как часто водилось на Руси, возникла Духовская слобода, заселенная ремесленным и торговым людом. Это поселение стало впоследствии ядром будущего города. Однако с 16-го века храм перестает упоминаться в каких-либо документах, скорее всего он был разрушен во время войны с Польшей.
В 1811 году жители Духовщины решили заново построить себе храм. Но из-за Отечественной войны достроена и освящена была Свято-Духовская церковь лишь через восемь лет. А вот вторую Отечественную войну храм не пережил - был разрушен.
Однако духовщинцы не сдавались, и после того как отношение к религии в стране потеплело, началось строительство уже третьей церкви, прославляющей Святой Дух. В 1995 году она была освящена и действует до сих пор.
Город роз
Розы для фаворита
Легенда об императрице и розах тоже имеет историческую основу.
Долгое время Духовщина числилась дворцовым селом и центром Рудской волости. Городом село Духовщина стало при Екатерине II в 1777 году. Краеведы полагают, что благодарить за это стоит знаменитого уроженца духовщинской земли Григория Александровича Потемкина - фаворита императрицы.
А вот герб с розами Екатерина подарила городу в 1780 году, после того как побывала в имении своего любимца.
Известно, что будущий светлейший князь родился в 1739 году в селе Чижово, расположенном в 14 километрах от Духовщины, в семье мелкопоместного дворянина. Мальчика отдали в Смоленскую духовную семинарию, откуда он вскоре был изгнан за весьма посредственные успехи в учебе. А после смерти отца в 1746 году семья Потемкиных переехала в Москву, однако имение в Чижово осталось за ними.
Историк Анатолий ТРОФИМОВ свидетельствует, что Екатерина II заехала в Чижово, возвращаясь из Смоленска в Петербург.
Потемкина, правда, в усадьбе на тот момент не было, зато императрицу принял его племянник, бравый гвардейский генерал Василий Энгельгардт. Василий Васильевич встретил высокую гостью с оркестром, организовал изысканный ужин и даже продемонстрировал специально отремонтированную баню, в которой когда-то родился Григорий Потемкин. Хозяин провел Екатерину Алексеевну в сад, главным украшением которого были розы разных сортов. После этого-то Екатерина и решила поместить на герб Духовщины любимые цветы своего фаворита.
Показал генерал Энгельгардт императрице и родник, славящийся в округе целебными свойствами.
Родник, из которого два века назад пила Екатерина II, сохранился до сих пор. Около него даже поместили специальную табличку, сообщающую об этом историческом факте.
Короля Италии «побили» под Духовщиной
Следующее значимое событие в истории Духовщины было весьма драматичным. Как и большинство населенных пунктов Смоленщины, этот городок сильно пострадал в Отечественную войну 1812 года. Декабрист Федор Николаевич Глинка, который родился под Духовщиной в имении Сутоки, посетивший тогда родные места, писал: «Город весь сквозной, дома без кровель, без окон, без дверей. Пустота пугает, ветер свищет среди обгорелых стен, по ночам кажется, что развалины воют...»
Зато и французам под Духовщиной досталось! 28 октября в Духовщинском районе произошло сражение между казачьими отрядами атамана Матвея Платова и итальянским корпусом французской армии, которым командовал вице-король Италии Евгений Богарне. Последний, кстати, был сыном от первого брака возлюбленной Наполеона Жозефины.
Итальянский корпус направлялся через Духовщину к Витебску, но при переправе через Вопь был неожиданно атакован казаками Платова. Чтобы поскорее переправиться и не попасть в плен, солдаты вице-короля побросали в панике награбленные обозы и всю артиллерию. Богарне потерял на этой гибельной для него переправе половину своего корпуса. Казаки же Платова переправились вслед за отступающим врагом и продолжили преследование, уничтожив за рекой еще несколько сот человек и захватив пленных. О своих потерях Матвей Иванович Платов сообщил Кутузову следующее: «Об убитых и раненых с нашей стороны не доношу; будет в том домашний счет, которых благодаря Бога немного».
Пржевальский показал тибетские звезды
А в 1863 году в Духовщине в семье мелкого торговца рыбой родился мальчик, которым вот уже на протяжении почти двух веков гордятся духовщинцы. Памятник ему стоит в центре города, а средняя школа Духовщины носит его имя. Речь идет о знаменитом российском географе и путешественнике, исследователе Центральной Азии Петре Кузьмиче Козлове. О духовщинском путешественнике узнал весь мир после того, как он отыскал остатки древнего города Хара-Хото и курганные могильники гуннов.
Сначала же ничто не указывало на то, что юноша из малограмотной семьи станет знаменитым ученым. Петр, правда, самостоятельно научился читать и зачитывался романами о путешествиях, но как воплотить свои мечты о странствиях в жизнь, мальчик не представлял.
В 12 лет его отдали в четырехклассную школу, а в 16, после ее окончания, он поступил на службу в контору пивоваренного завода, который находился в шестидесяти километрах от Духовщины, в местечке Слобода. Однообразная, неинтересная работа в конторе завода юноше совершенно не нравилась, и он стал готовиться к поступлению в учительский институт.
Однако судьба не зря забросила юношу на слободскую пивоварню. Именно в Слободе в 1882 году Петр встретил Николая Михайловича Пржевальского, который приехал в свое поместье Отрадное после очередной экспедиции. Козлов вспоминает, что великий путешественник увидел его мечтающим о чем-то в саду, подошел и спросил, о чем, глядя на небо, мечтает юноша.
- Я думал о том, что в далеком Тибете эти звезды должны казаться еще более яркими, чем здесь, и что мне никогда не придется любоваться ими с далеких пустынных хребтов, - ответил Петр.
Через год после этого разговора Козлов вошел в состав экспедиции Пржевальского и смог насладиться сиянием тибетских звезд.
Как доехать
Рейсовым автобусом от автовокзала (автобус ходит с 8.30 до 19.25). Билет стоит 70 рублей.
Дарья НИКИТИНА
 


» В Рудню ехали за чудесами
18.09.08 | Краеведение
В Рудню ехали за чудесами
В Рудню ехали за чудесами
Еще в царской России здесь возник центр еврейского религиозного движения, и до сих пор сюда тянутся паломники

«Кровавое» имя
Первый раз Рудня была упомянута в документах еще в 1363 году как небольшое селение Родня. Свое название село получило от промысла, которым занимались его жители, - выплавляли железо из местной болотной руды. Впрочем, на старославянском «руда» означала совсем другое слово - «кровь». Наши предки считали, что кровь и руда имеют сходство по цвету, рудный означает «красный, красноватый». Так что название Рудня в самом начале своего существования получила «кровавое». К сожалению, оно вполне соответствует истории небольшого героического городка.
В 14-м веке селение Рудня принадлежало Смоленскому княжеству, но вскоре было завоевано Андреем Ольгердовичем Полоцким. С падением Смоленска в 1404 году Рудня оказалась в тылу польско-литовского государства. После освобождения Смоленска в начале 16-го века Рудня надолго стала пограничным городом. По Андрусовскому перемирию 1667 года Смоленск навсегда отошел к России, а Рудня попала под власть Польши. Однако в 18-м веке она снова стала частью Российского государства.
В 1880 году здесь жило 1216 человек, стояло 242 деревянных дома и один каменный, а к 1910 году количество жителей увеличилось вдвое, так что в 1926 году Рудня уже именовалась не селом, а городом.
Евреи нашли «святое место»
Как жила Рудня сто лет назад? Смоленский историк Борис МАХОТИН так описывает быт руднянцев:
«В центральной части Рудни располагалась Базарная площадь, на которой ютились лавчонки, принадлежавшие мелким торговцам. От площади в сторону большого торгового села Микулина простиралась одна из наиболее старых улиц - Руднянская. Она отличалась от других улиц густотой построек и немалым числом постоялых дворов. Многие из ее жителей сами имели своих лошадей и занимались легковым и ломовым извозом, а также скупкой у населения окрестных деревень щетины и скорья (кож), тряпок и кудели в обмен на соленую рыбу, женские платки и другие товары, в которых нуждались сельские потребители».
Как раз в это время потянулись на руднянскую землю паломники со всех концов земли. Правда, ехали они не в саму Рудню, а в поселок Любавичи, который расположен от нее в 15 километрах. Дело в том, что в начале 19-го века здесь возник центр еврейского религиозного движения «хасидизм». Поселок стал настолько популярен, что количество жителей в нем было нисколько не меньше, чем в самой Рудне. В 1897 году в Любавичах проживало 2711 человек, из них 1660 евреев. Главным источником дохода этих людей была торговля льном и предоставление ночлега многочисленным паломникам. Старожилы уверяют, что приходило евреев столько же, сколько и жило в местечке, а то и больше. Причем иные наведывались в Любавичи на целые недели, долго ждали аудиенции у цадика (духовного лидера еврейской общины), потом часами стояли в ожидании, стараясь увидеть его, прикоснуться к одежде или, еще лучше, поприсутствовать во время трапезы. Считалось, что даже еда с его стола имеет чудодейственную силу. И многие несли кусочки хлеба, мяса в своих торбах из Любавичей в далекие города и местечки. Говорят, что встречи с любавичским цадиком кому-то действительно помогли избавиться от болезней.
В Любавичах находилась огромная библиотека, часть которой во время Первой мировой войны была переправлена в Москву и передана Румянцевскому музею (ныне Государственная публичная библиотека РФ).
Известны Любавичи и тем, что здесь сохранился практически единственный исторический памятник в Руднянском районе - уникальная церковь Успения Святой Богородицы в стиле западноевропейского барокко середины 18-го века.
В Рудню ехали за чудесами
Герой делал консервы
В Рудне нет памятников истории, зато очень много монументов, посвященных Великой Отечественной войне. Именно тогда городок заслужил свою славу.
Под Рудней во время войны отдельная экспериментальная батарея реактивной артиллерии под командованием капитана Ивана Флерова залпами легендарной «катюши» возвестила о неотвратимости поражения врага, на пути которого встал этот небольшой город. То место, где на высоком постаменте водружена модель реактивной установки БМ-13 в честь батареи капитана Флерова, стало мемориалом.
Одна из улиц города носит имя отважного командира танкового батальона капитана Георгия Пономарева, который на горящем танке первым въехал в город и погиб при его освобождении. Улица, которую он освобождал, и стала улицей Пономарева.
Но особенно чтят в Рудне Михаила Егорова, который вместе с Мелитоном Кантария водрузил Знамя Победы над рейхстагом в Берлине и был удостоен за этот подвиг звания Героя Советского Союза. Всю жизнь до и после того, как он стал знаменит на всю страну, Михаил Алексеевич провел на родной земле. Старожилы вспоминают, что людям герой всегда был открыт. Например, когда Егоров первым в Рудне обзавелся телевизором, все соседи ходили в гости смотреть.
Большой карьеры Михаил Алексеевич не сделал. Как рассказывают в Рудне, к чинам не стремился. До войны был пастухом, а после нее пошел на молочно-консервный завод. Работал на станке по изготовлению консервных банок для сгущенки. Станок этот работает до сих пор, к нему приделана табличка: «На этом рабочем месте трудился Герой Советского Союза М.А. Егоров». Егоров в Рудне - настоящий народный герой.
Его именем назван один из совхозов района в деревне Казимирово, в Рудне есть дом с мемориальной доской, в котором жил Михаил Алексеевич, его руками зажжен Вечный огонь в сквере Памяти героев в Смоленске, а в 2000 году в городе появился и бюст героя.
Дарья НИКИТИНА
Фото Б. КОРОВКИНА


Как доехать
Рейсовый автобус с автовокзала ходит с 7.50 до 19.00.
Билет стоит 83 рубля.
 


» В сафоновских шахтах делали ракеты
10.09.08 | Краеведение
В сафоновских шахтах делали ракеты
На «молодой» сафоновской земле приезжие увидят полсотни исторических памятников

Король раздаривал сафоновские земли
Первый раз деревня под названием Сафоново была упомянута в 1859 году в списках населенных мест Российской империи. Указывалось, что Сафоново - «деревня владельческая, от уездного города (Дорогобужа) 26 верст, число дворов 12, мужчин 61 и женщин 71 человек».
Другие деревни, впоследствии ставшие частью Сафоновского района, еще старше. В документах 17-го века упоминаются некоторые из них при весьма печальных для русского государства обстоятельствах. В 1610 году Смоленское княжество было завоевано польским королем Сигизмундом III. Иностранный монарх, не скупясь, стал раздаривать наши земли. Например, в 1621 году думной дьяк Василий Осипович Янов получил от короля деревни Стефаново (Степаново), Дворянка (позднее Дворянское), сельцо Горелое (Погорелово), а также Борисово и сельцо Каснарово с церковью. Лишь в 1654 году смоленские земли были отвоеваны у Речи Посполитой, и сафоновские деревни перешли во владение русских князей.

Крест на месте храма
В отличие от предыдущего бурного столетия 18-й век был мирным для сафоновской земли, поэтому именно тогда она расцвела по-настоящему. В Сафоновском крае стали появляться интересные как по архитектуре, так и по внутреннему убранству храмы.
Например, замечательный и необычный по форме двухэтажный четырехпрестольный храм в селе Казулино. Его построил в 1800 - 1809 годах на средства помещиков Лыкошиных московский архитектор Матвей Тархов в необычном для Смоленщины псевдоготическом стиле. Церковь была богата убранством и великолепными иконами. Среди них выделялась икона Тихвинской Божией Матери - копия чудотворного образа из города Тихвин. Высокая и монументальная церковь была украшением всей округи, а само Казулино - важным духовным и экономическим центром этих мест. В начале 20-го века только ярмарок и базаров в Казулине было целых шесть. В селе находились две школы - земская и церковно-приходская. Здесь действовали почтовое отделение, сберегательная касса, кредитное товарищество.
Казулинскую церковь закрыли в 1931 году, потом в ней случился пожар, и власти отписали церковное здание под разбор, но, видимо, не успели этого осуществить. В марте 1943 года при приближении линии фронта к здешним местам казулинский храм был взорван фашистами. В послевоенные годы церковные руины были разобраны на строительные нужды. В настоящее время на месте храма осталось лишь несколько больших валунов от фундаментов.
В 2007 году в православный праздник Воздвижения животворящего креста Господня в Казулине на месте разрушенной церкви установили поминальный крест. Средства на него выделил современный меценат - московский предприниматель, у которого в сафоновском селе действует небольшое производство.

Женитьба или город
Богата была сафоновская земля и дворянскими усадьбами. Самыми выдающимися считались усадьбы в селах Казулино, Крюково, Николо-Погорелое и Овиновщина.
На всю Россию звучало название села Николо-Погорелое, находившегося во владении богатейших помещиков Смоленщины Барышниковых. После того как в 1764 году Барышниковы приобрели имение, здесь началось масштабное каменное строительство. В конце 1770-х годов возвели большой двухэтажный господский дом и хозяйственные постройки: конный завод российских лошадей, скотный двор и винокуренный завод.
Самым примечательным владельцем Николо-Погорелого был Иван Иванович Барышников - рачительный и предприимчивый хозяин, тонкий ценитель искусства, яркая и масштабная личность своего времени. Он был крупнейшим благотворителем Смоленщины, выделявшим на нужды образования огромные суммы. В своем имении Барышников содержал школу для крестьянских детей и больницу для крестьян. Помещик построил в Николо-Погорелом храм-усыпальницу для своего отца, Ивана Барышникова. Проектировал это сооружение крупнейший русский архитектор Михаил Казаков. Мавзолей Барышниковых в Николо-Погорелом был лучшим произведением русского классицизма в нашем Отечестве.
Но больше всего мечтал Иван Иванович о том, чтобы его село получило статус города. Дожив до сорока лет и оставаясь холостым и бездетным, помещик решил передать в казну свое огромное состояние с условием, чтобы в Николо-Погорелом был учрежден город. Вероятно, на эту мысль Барышникова натолкнула административная реформа 1775 года, по которой на Смоленщине более чем вдвое увеличилось количество уездов и некоторые села (Поречье, Ельня, Сычевка, Красное) преобразовывались в уездные города. Местоположение Николо-Погорелого Барышников считал для города весьма удачным. Но судьба распорядилась иначе. В 40 лет он влюбился и женился в Москве на 16-летней Елене Яковлевой, из семьи богатейших московских купцов. В этом счастливом браке родилось 13 детей. Естественно, оставить без наследства свое многочисленное семейство помещик уже не мог.

Зато мы делаем ракеты...
Город на сафоновской земле все-таки появился, но гораздо позже.
После Великой Отечественной войны разрушенное советское хозяйство стало остро нуждаться в топливе. Тогда-то и вспомнили о месторождении бурого угля, которое еще в 30-е годы обнаружили в Сафонове. Совет Министров СССР принял постановление о создании на Смоленщине топливно-энергетической базы для Северо-Западного экономического района страны.
Как водилось в советское время - проект был масштабным. Предполагалось, что сафоновское месторождение сможет дать стране 135 миллионов тонн угля. Для этого планировалось построить 28 шахт. В 1952 году горняки из сафоновской шахты выдали на-гора первые тоны угля. Промышленный поселок стал стремительно разрастаться, и 8 апреля того же года ему наконец присвоили статус города.
Прошло несколько лет, и выяснилось, что «при оценке перспектив промышленной разработки Сафоновского месторождения бурого угля допущены просчеты». Проще говоря, добывать сафоновский уголь трудно, дорого и, в общем, совершенно экономически не выгодно. Тогда восемь действующих шахт было решено превратить во что-нибудь более полезное. Например, на базе наземных сооружений шахты № 8 построили завод по переработке пластмасс. В 1990-х годах завод стал одним из крупнейших в области. Впрочем, лишь недавно достоянием широкой общественности стал факт, что производство изделий из пластмасс было лишь небольшой видимой частью работы завода. На самом деле провинциальное предприятие занималось выпуском ракетных изделий.
Дарья НИКИТИНА
 


» Вязьма была столицей Руси
04.09.08 | Краеведение
Вязьма была столицей Руси
Вязьма была столицей Руси
Город, расположившийся в 175 километрах от Смоленска, за свою многовековую историю пережил немало испытаний: литовские набеги, опричнину и полное разрушение

Карамзин ошибся?
Годом рождения Вязьмы считается 1239-й, когда смоленский князь Владимир Рюрикович отдал ее с уделом своему сыну Андрею. Об этом рассказывает Николай Карамзин в «Истории Государства Российского». Однако есть множество фактов, указывающих на то, что «родилась» Вязьма гораздо раньше. Сохранились архивные документы, свидетельствующие о том, что и в 11-м веке Вязьма уже существовала, и в ней действовало несколько церквей. А когда в 1914 году в Вязьме впервые были проведены раскопки, то археологи извлекли на свет оружие, которым пользовались 4-5 тысячелетий назад. Так что жизнь в этом месте кипит уже не одно тысячелетие!
До сих пор в центре Вязьмы возвышается Соборная гора - археологический памятник тысячелетней давности. Смоленский историк Борис МАХОТИН предполагает, что на горе крепость-град возникла задолго до первого упоминания Вязьмы в летописи. Остатки древних сооружений сохранились на Соборной горе до сих пор.

В центре смуты
В 15-м веке Вязьма, как и большинство городов Смоленщины того времени, постоянно переходила из рук в руки то Московскому, то Литовскому княжеству. В 1403 году город был присоединен к Литве, а вошел вновь в состав русских земель лишь в 1493 году.
Возвращение «под руку Москвы» благоприятно сказалось на городской экономике. В Вязьме возродились ремесла, местные товары появились на рынках различных городов, а продукция сельского хозяйства стала вывозиться даже в немецкие города. Как форпосту на западной границе Вязьме придавалось особое значение. Иван Грозный включил ее в число опричных городов, усилил крепость, сделав ее крупной военной базой. Здесь сосредоточились военные склады, размещались на отдых русские полки.
Жизнь вязьмичей никогда не была спокойной. Им волей-неволей пришлось поучаствовать почти во всех кровопролитных исторических событиях, которыми так богата история России.
В начале 17-го века Вязьма оказалась в центре событий Смутного времени. С 1608 по 1618 год она неоднократно переходила из рук в руки. Город был одним из центров повстанцев Ивана Болотникова. В Вязьме и уезде активно действовали отряды восставших под предводительством Федора Берсеня, о чем в документах есть такие сведения: «Федька Берсен с товарищи Вязьму и Можайск смутили, побивали бояр, гостей и всех торговых людей».
Освобожденная правительственными войсками от разбойников Болотникова Вязьма вскоре оказалась в руках литовцев. Город был почти полностью разрушен, в 1615 году он имел всего 126 дворов.

Здесь жил царь
В 1618 году Вязьма была возвращена Русскому государству, став главной крепостью на западной границе. В марте следующего года сюда направляются войска с царским указом: «В Вязьме город и острог поделать и укрепить совсем накрепко, как в осадное время сидеть надежно и бесстрашно, и наряд по городу и по острогу поставить и устроить пушкарей к наряду». В результате была заложена первая крепость с земляным валом, окруженным глубоким рвом, а также дубовым тыном на возвышении и тремя срубными башнями. Это место вошло в историю под названием Верхнего города. Малые размеры крепости дали и второе название - Малый город.
А в 1631 году началось строительство «большой крепости». Крепость просуществовала до конца 17-го века, к этому времени она потеряла оборонное значение, пришла в негодность, и по генеральному плану застройки Вязьмы была снесена. Впрочем, одна из башен - Спасская с прочной кирпичной кладкой дожила до наших дней!
Есть в городе еще одно сооружение 17-го века, которое известно далеко за его пределами. Это Троицкий собор, который находится на Соборной горе.
В 1654 году после освобождения Смоленска от поляков царь Алексей Михайлович возвращался в столицу. В Вязьме его настигло известие, что в Москве свирепствует моровая язва. Самодержец остался пережидать напасть в Вязьме, и столица почти на пять месяцев была перенесена сюда же. За этот короткий срок царь даже успел построить себе деревянный дворец в центре города.
А через год в вяземском дворце некоторое время жил патриарх всея Руси Никон. Главный собор в Вязьме в это время являлся одновременно главным храмом страны. В 1674 - 1676 годах на месте старого и обветшалого храма был построен новый. В Троицком соборе до сих пор идут службы, одновременно он является уникальным памятником старины.

Пряник для королевы
Но все же больше известна Вязьма в народе не историческими памятниками, а своими пряниками.
Впервые об изготовлении пряников в Вязьме упоминается в 1646 году в писцовой книге. А в 18-м веке пряничное дело освоили почти все русские губернии, но вяземский пряник выделяли особо. В документе трехсотлетней давности говорилось: «Многие из купечества и мещанства делают так называемые вяземские пряники, которые известны и славны по всей Руси».
В 1850 году в Вязьме действовало 8 пряничных фабрик, на которых за год производилось 3170 пудов фирменного лакомства. Поставлялись они и ко двору английской королевы вплоть до государственного переворота 1917 года.
О том, чем же так хорош был вяземский пряник, пишет вязьмичанка Светлана МАЛАФЕЕВА: «Будучи Пряником, он имел мало общего с тульским и московским сородичами. А уж с современными беспородными его вообще грех сравнивать. Маленький, золотистого цвета прямоугольничек, на один-два укуса, с нанесенным формой-печатью ободком и тремя буквами - ВЯЗ, подтверждающими благородное происхождение Пряника. Он благоухал, начиненный орехами, медом и десятью видами пряностей».
К сожалению, рецепт вяземского лакомства был утерян навсегда. По свидетельству вяземского краеведа Дмитрия Комарова, в 1949 году житель Вязьмы Прокофий Ефимович Барышев, занимавшийся производством пряников с 1889 года, передал органам местной власти свой фирменный рецепт. Однако электрические печи, в которых на тот момент изготавливали кондитерские изделия, и отсутствие необходимых ингредиентов не позволили воплотить его в жизнь.

Папанов слал открытки на родину
Еще один повод для гордости своим городом вязьмичи получили относительно недавно. Лет двадцать назад в журнале «Смена» появилась статья, в которой великий русский актер Анатолий Папанов писал о том, что родился он именно в Вязьме. До этого данный факт биографии Анатолия Дмитриевича не был широко известен.
Артист появился на свет в Вязьме 31 октября 1922 года в семье военных железнодорожников, которые через несколько лет после рождения сына переехали в Москву. Несмотря на то что Папанов на своей малой родине пожил совсем недолго, Вязьму великий актер не забыл.
- Мне даже довелось увидеть Анатолия Дмитриевича лично, - вспоминает главный хранитель Вяземского историко-краеведческого музея Татьяна ЗАВИРОВА. - Это было, кажется, в начале девяностых, актер ехал на съемки фильма «Отцы и деды» и, проезжая через Вязьму, заглянул к нам в музей. Причем в отличие от многих своих коллег больше не ходил никуда, в администрацию к чиновникам не заходил. Я до сих пор помню - на нем были синие джинсы и голубая рубашка в белый горошек. Я ему показала, что у нас есть в музее. Он ненадолго совсем заходил. Потом Анатолий Дмитриевич стал переписываться с нашим музеем. Его открытки выставлены у нас. Есть еще один ценный экспонат - пилотка, в которой он снимался в фильме «Белорусский вокзал», артист подарил ее музею.
Актер умер в 1987 году, но вязьмичи до сих пор отмечают его день рождения. В 2002 году, когда актеру исполнилось бы 80 лет, в Вязьму приезжала его жена, Надежда Картаева, она передала еще несколько вещей актера в дар музею.
Дарья НИКИТИНА


Как доехать
Автобусы в Вязьму ходят каждый день со Смоленского автовокзала с 11.00 до 16.00 (каждый час).
Билет стоит 207 рублей.
 


» Велиж пополняет Эрмитаж
27.08.08 | Краеведение
Велиж пополняет Эрмитаж
Велиж пополняет Эрмитаж

В начале ХХ века в Велиже была оживленная пристань. Сейчас Западная Двина –
рай для рыбаков
Велиж пополняет Эрмитаж


Велиж пополняет Эрмитаж

До революции в Велиже было 11 церквей, 1 костел и 9 синагог. Но до наших дней «дожила» лишь 1 церковь (на фото ул. Ильинская)

Уже сорок лет экспонаты из небольшого районного городка в 130 километрах от Смоленска украшают коллекцию главного музея страны

Городок на курьих ножках
О том, что в Велижском районе люди жили еще тысячелетия назад, свидетельствуют многочисленные памятники археологии - земляные насыпи, разбросанные по берегам Двины.
В конце 19-го века их насчитывалось более двухсот. Однако о том, какие сокровища таятся в велижской земле, стало известно лишь в 60-х года прошлого века, благодаря профессору Смоленского педагогического института Евгению Шмидту.
Именно его экспедиция нашла здесь первый экспонат - орудие из кости и рога, возрастом около 10 тысяч лет. Профессор тут же сообщил о находке в Эрмитаж, после чего под Велижем начались серьезные раскопки. Сначала ученые откопали кремниевые орудия, которыми наши далекие предки пользовались 12 тысяч лет назад, когда перебрались в эти края, так как климат тут был достаточно благоприятным.
А через несколько лет о велижских чудесах писали все советские научные журналы. В мелиоративном канале по реке Сертейка, в нескольких километрах от города, были открыты сразу два свайных поселения Каменного века. Их обнаружение стало научной сенсацией, поскольку до того времени в СССР было известно лишь два подобных городка «на курьих ножках».
Тогда ученые уехали со Смоленщины с неплохой добычей: предметами из дерева, кости и рога, обломками глиняных сосудов конца третьего тысячелетия до нашей эры... С тех пор научное сообщество вот уже сорок лет ищет и находит под Велижем все новые и новые артефакты.

Русские солдаты «косили» под французов
Несмотря на древности, которые находят в районе Велижа, город считается сравнительно молодым. Официальной датой его рождения называют 1392 год - тогда Велиж первый раз был упомянут в летописи. Литовский князь Витольд совершил успешный военный поход на Псков и соседние города и хвастался тем, что захватил еще и Велиж.
Более трехсот лет после этого городок переходил от литовцев к русским и обратно и лишь в 1772 году он окончательно стал частью Российского государства.
Только вот жить в мире после этого велижцам не довелось и пятидесяти лет. В 1812 году город подвергся разорению кавалерийскими войсками Наполеона. С начала войны французские солдаты устроили склад боеприпасов и продовольствия, а также пункт отдыха и лечения больных и раненых.
После битвы под Смоленском сюда отправились в отпуск до трети офицеров-гвардейцев и половина офицеров французского генерального штаба. К тому же большие силы французов должны были идти мимо Велижа, не входя в город, на генеральное сражение. Наши войска решили этим воспользоваться. Русские солдаты под командованием Бенкендорфа, переодевшись в цвета французской армии, взяли Велиж, перебив французов, за что Бенкендорф был произведен в генералы, а Сергей Волконский - будущий декабрист - в подполковники.
Успешная операция нашей армии дорого обошлась городку - из 5000 жителей после окончания войны осталось лишь 595, из 700 зданий уцелело лишь 100.
Лермонтов написал
о велижских евреях
Прошло двадцать лет, и в Велиже произошло неприятнейшее событие, которое «прославило» город на всю Россию. В 1823 году началось так называемое «Велижское дело» - группа местных жителей обвинила еврейских купцов Аронсонов в ритуальном убийстве русского мальчика Феди Иванова.
Впрочем, местные представители правосудия не смогли собрать никаких доказательств, подтверждающих жуткое обвинение против купеческой семьи, о чем незамедлительно проинформировали власти в Петербурге. Оттуда поступило указание дело закрыть.
Однако два года спустя Александр I во время поездки сделал остановку в Велиже, и сторонники обвинения евреев смогли добиться аудиенции и убедить царя, что общественное мнение города недовольно вялыми действиями властей.
После этого Александр распорядился провести новое расследование, и обвиняемых взяли под стражу.
Спустя более десяти лет, в 1835 году, дело было закрыто окончательно, а все обвинения против купеческой семьи признаны безосновательными. Правда, двоих участников дела из-под стражи освободить не удалось, они так и умерли в тюрьме.
Финальная же резолюция по делу звучала так: «опечатанные еврейские школы в Велиже открыть, обвинителей сослать на каторжные работы в Сибирь, а бывших обвиняемых освободить на восемь лет от платежа казенных повинностей».
Под впечатлением от этого чудовищного по своей несправедливости процесса Михаил Лермонтов написал драму «Испанцы».

Здесь был мамонт
К сожалению, в Великую Отечественную войну Велиж был разрушен фактически полностью. В городе есть лишь несколько зданий, сохранившихся с 19-го века. Зато экспонаты тысячелетней давности прекрасно хранятся в велижской земле, так что приезжим будет на что посмотреть.
- В следующем году у нас начнет работать туристско-археологический комплекс, - поделилась планами директор Велижского историко-краеведческого музея Лина КАЧУЛИНА. - Будут установлены специальные беседки, разрабатываются туристические буклеты. Хотя в нашем музее и сейчас есть на что посмотреть. Один из самых популярных экспонатов - бивни мамонта, которым от 15 до 20 тысяч лет.
Еще у нас хранятся каменные орудия и осколки глиняной посуды, которые на несколько тысячелетий младше. Раньше всеми этими сокровищами с нами делились участники музейных экспедиций, но уже лет пять все забирают непосредственно в Эрмитаж. Когда в этом году приезжала экспедиция, то археологи даже посетовали, что отдали нам черепки. Мол, могли бы из них восстановить древнюю посуду.
Впрочем, приветов из прошлого пока хватает на всех. В этом году в Эрмитаж из Велижа снова увезут сотни находок, которые пролежали в земле не одну тысячу лет: образцы керамики, орудия для охоты и разделки добычи.
Дарья НИКИТИНА


Только цифры
- 8600 человек живет в городе Велиже
- Более 100 археологических памятников сохранилось в Велижском районе. 4 из них (древние городища) находятся в черте современного города

Как доехать
Ежедневно с автовокзала автобус ходит с 8.00 (в пятницу с 13.30)
до 20.00.
 


» Демидовцы гордятся Никулиным и огурцами
23.08.08 | Краеведение
Демидовцы гордятся Никулиным и огурцами
Город был славен богатыми купцами и их самоварами

Привет из Бронзового века
Селиться в районе современного Демидова люди начали несколько тысячелетий назад.
Об этом свидетельствуют археологические находки остатков древнейшего поселения - неолитической стоянки первого тысячелетия до нашей эры на месте, где река Гобза впадает в Касплю. Краеведы считают, что это место привлекало первых поселенцев удобством передвижения по водному пути и богатыми рыбными уловами. Свидетельства того, что демидовские земли давно приглянулись нашим далеким предкам, хранятся в местном музее.
- Недавно к нам приезжал эксперт из Москвы, - рассказывает Елена ФЕНДЕЛЬ, научный сотрудник Демидовского историко-краеведческого музея. - Специалист сказал, что пряжка и подвеска Бронзового века, которые есть у нас, - это очень ценные и редкие экспонаты.
В эпоху Древней Руси здесь располагался большой населенный пункт, но как он назывался, долгое время оставалось загадкой. В письменных источниках, относящихся к 15-му веку, впервые упоминается Поречье, что означает «местность у реки».

Петр I открыл пристань в Демидове
Расцвет Поречья произошел в 18-м веке, когда указом Петра I в 1723 году в волостном дворцовом селе (такой статус тогда носило Поречье) была открыта речная торговая пристань. С этого времени Поречье становится важным торговым пунктом в России, откуда водным путем идут товары в Ригу, а затем в страны Западной Европы.
До 1763 года здесь даже существовал свой монетный двор для переделки медной монеты. Тут чеканились гривенники, четырех- и двухкопеечные монеты. Располагался двор на месте современной базарной площади. При монетном дворе было 13 служебных зданий, он был обнесен деревянным бревенчатым палисадом.
Бойкая торговля способствовала процветанию села, и 22 февраля 1776 года Екатерина II повелела село Поречье переименовать в город. Тогда-то населенный пункт сменил не только статус, но и внешний вид. В документах того времени говорится, что «по высочайше утвержденному в 1780 году императрицею плану город из неправильного села устроился в площади и прямых улицах».
В 1784 году по распоряжению бывшего смоленского и псковского наместника князя Николая Репнина в Поречье установили каменные здания присутственных мест, которые начали работать в том же году.
Так как Поречье в 18-19-м веках было важным трактом из Петербурга на Смоленск и далее на Украину, за сто лет городок посетили почти все представители российской императорской династии. Здесь побывали царевич Алексей (сын Петра I), Екатерина II, Александр I и его супруга императрица Елизавета Алексеевна.
- Раньше у нас был богатый купеческий город, - рассказывает Елена ФЕНДЕЛЬ. - Даже здание нашего музея находится в бывшем доме известного демидовского купца и патриота Никиты Минченкова, который в войну 1812 года был командиром партизанского отряда. У нас в музее о купеческих временах напоминает богатая коллекция самоваров - около шестидесяти разнообразных экземпляров, которые собирались в 19-м и 20-м веках по всему нашему району.
Даже после войны 1812 года, которая нанесла существенный материальный ущерб жителям Поречья, город все еще оставался крупным торговым центром. Причиной упадка Поречья стало строительство в 1865 году Риго-Орловской железной дороги. Грузы в Ригу стали возить по земле, а Каспля из-за варварской вырубки лесов на ее берегах резко обмелела.
А свое нынешнее название Демидов обрел еще через век, в 1918-м году. Советские власти решили назвать город в честь большевика Якова Ермолаевича Демидова, расстрелянного «белыми» во время боев за город.
Да здравствует огурец!
Выращивать огурцы в Демидове начали приблизительно с 1905 года. Местные огородники скрестили «Муромский» и «Вязниковский» сорта этого популярного овоща, и получился «Демидовский». Демидовцы уверяют, что их огурец вкусный, ароматный и «пузатенький»!
Сеяли огурцы полосами шириной 40 сантиметров - засевались огромные площади земли - до 2 гектаров. Сеяли не раньше 9 мая или на Пахома (28 мая) без каких-либо укрытий.
Спасали от морозов с помощью матов, которые плели из камыша или соломы. Выращиванием и продажей огурцов в Демидове занимались целые семьи. На подводах их везли продавать ближайшим соседям в Велиж и Смоленск. А когда появился современный транспорт, демидовские огурцы попробовали в Москве, Санкт-Петербурге, Мурманске и Калининграде.
Демидовцы всегда уважали своих «кормильцев». На Казанскую (21 июля) появлялись первые огурцы, и в их честь устраивался праздник. В городском саду играл духовой оркестр из пожарной части, и первыми огурцами угощали музыкантов оркестра. Кстати, День огурца в Демидове празднуют до сих пор, а зеленый овощ растет на всех огородах города.

Народный любимец не забывал земляков
У демидовцев есть еще один повод для гордости, ведь именно в их городке родился любимец всей страны - актер Юрий Никулин.
Отец Юрия Никулина, Владимир Андреевич, демобилизовавшись из Красной Армии и окончив курсы Политпросвета, устроился в драматический театр в Демидове. Там же работала актрисой и будущая мама Юрия. Вскоре Владимир Андреевич организовал передвижной театр «Теревьюм» - театр революционного юмора, сам ставил спектакли и много играл.
В 1921 году у Никулиных родился сын Юрий, а спустя четыре года семья перебралась в Москву. К сожалению местных жителей, с тех пор Юрий Владимирович ни разу не был на своей малой родине. Впрочем, это не мешает демидовцам помнить и гордиться своим знаменитым земляком.
- У нас в музее есть специальная экспозиция, посвященная Никулину, - рассказывает Елена ФЕНДЕЛЬ. - Фотографии его родителей тех времен, когда они жили в Демидове. Незадолго до того, как Юрия Владимировича не стало, к нему ездила делегация из нашего города. Привезли гостинцы с родной земли, огурчики демидовские. Великий актер принял земляков очень тепло! А его сын Максим бывал у нас с супругой несколько раз. В 2005 году Максим Юрьевич приезжал на открытие в нашем городе фестиваля театральных и цирковых коллективов имени Юрия Никулина, который проходит ежегодно.

В гостях у сказки
Еще один знаменитый демидовец, художник Анатолий Кокорин, прожил в родном городе до 1925 года, пока ему не исполнилось семнадцать лет. Анатолий Владимирович прославился на всю страну своими иллюстрациями к русской и зарубежной классике.
А самыми преданными его поклонниками были дети, ведь Кокорин «нарисовал» все сказки Андерсена, которые издавались в СССР. За это «детское увлечение» художник был удостоен Золотой медали Академии художеств СССР.
- У нас в музее хранятся не только рисунки Анатолия Владимировича, но и предметы из его мастерской, - говорит научный сотрудник Демидовского музея. - Есть даже бронзовая скульптура художника! Супруга Кокорина очень хотела побывать у нас, но она человек пожилой - ей нужен транспорт, а музей наш, к сожалению, такой материальной возможности не имеет.
Дарья НИКИТИНА
 


» Дорогобуж построили итальянцы
15.08.08 | Краеведение
Дорогобуж построили итальянцы
Древний город не раз был разрушен врагами, но постоянно возрождался. Сейчас его окрестности – лакомый кусочек для путешественников
Дорогобуж построили итальянцы
Смоляне собирали дань
Дорогобуж - один из древнейших городов Смоленщины. Первое упоминание о нем встречается в грамоте смоленского князя Ростислава в 1150 году: «А у Дорогобужи три гоны короткие, а почестья гривна, а пять лисиць». Смоленский историк Борис Махотин так расшифровывает эту запись: уже в середине 12-го века существовал град (огороженное укрепление на земляном валу) с названием Дорогобуж, который, будучи зависимым от Смоленска, платил ему определенную дань (почестье) в гривне (денежная единица), в пяти шкурах лисиц, а также взнос с трех малых (коротких) гонов - участков реки, где водились бобры и выдры.
- О том, что эти места были заселены очень давно, свидетельствуют раскопки, которые проводились в наших местах на реках Ордынке и Днепре, - говорит научный сотрудник Дорогобужского историко-краеведческого музея Владимир ПРОХОРОВ. - Здесь находили керамику со времен неолита и бронзового века. В 1999 году велись раскопки на Дмитровском валу, благодаря которым музей получил ценную коллекцию образцов тканей 16 - 17-го веков.
Существует несколько версий, откуда пошло название старинного города. По одной из них - название сложилось из двух слов: «дорога» и «буж». Последнее слово сейчас не употребляется, но согласно толковому словарю Владимира Даля глагол «бужать» означает «рыть песок или глину; ломать из земли камень». Получается, что Дорогобуж - это «город, расположенный на пути, покрытом песком или глиной» или «дороге, выложенной камнем». Некоторые же краеведы полагают, что город назвали в честь некоего Дорогобуда, который был князем или наместником старинного города.

Литва и Москва делили город
Жизнь дорогобужан на протяжении нескольких веков проходила на военном положении.
В Смоленском княжестве шла борьба за великокняжеский престол, так как князь Александр Глебович не по праву занял княжение в Смоленске. Дорогобуж и Вязьма не признали нового князя, и в 1300 году он со своим войском осадил Дорогобуж и, как пишет летопись, «людям зла много сделал, отнявши у них воду». В ответ вяземский князь Андрей пришел на помощь дорогобужанам и разбил войско Александра Глебовича.
А в 14-м веке Дорогобужский край, как и вся Смоленская земля, оказался между двух могущественных государств - Московским и Литовским княжествами.
Военные походы московских войск против Литвы и ответные действия литовцев продолжались еще более тридцати лет, чем немало разорили Дорогобужский край. А в 1508 году во время нападения литовцев Дорогобуж был сожжен практически полностью. Московский князь Василий III велел строить новую деревянную крепость в Дорогобуже и для этого прислал из Москвы итальянских мастеров. Город был восстановлен, и к концу 16-го века здесь уже кипела торговля. Купцы приезжали к дорогобужанам за пенькой, льном, медом, салом, мясом и кожей.

В усадьбе была конюшня
Много бедствий пришлось претерпеть городу за время его существования. На месте главного оборонного сооружения города в 1912 году установили памятник Отечественной войны 1812 года - дорическую колонну высотой 12 метров с крестом.
В годы войны Дорогобуж был почти полностью разрушен - в нем уцелело всего 64 здания. Из шестнадцати храмов 18 - 19-го веков сохранились лишь два: храм святого Дмитрия Солонского и Петра и Павла. Зато если отъехать 16 километров от Дорогобужа, мы попадем в настоящую усадьбу 18-го века - родовое гнездо известного дворянского рода Барышниковых - Алексино.
Выходцы из купеческого сословия, Барышниковы известны с конца 17-го века. В 1784 году Иван Иванович Барышников вышел в отставку, продал дом в Петербурге, ликвидировал все дела и покинул столицу. Оставшуюся часть жизни дворянин провел в двух своих дорогобужских владениях: Алексине и Николо-Погорелом. В последнем он даже хотел создать город, уже был построен большой усадебный дом и мавзолей-усыпальница Барышниковых. Город в Николо-Погорелом так и не достроили, от грандиозных затей дворянина осталось лишь Алексино. Над проектами провинциальной усадьбы в смоленской глубинке работали известнейшие архитекторы того времени - Матвей Казаков и Дементий Жилярди. Оба зодчих известны тем, что участвовали в строительстве Московского кремля. Автор дворца в Царицыне Матвей Казаков построил в Алексине церковь Михаила Архангела, а Жилярди выполнил проект дома-дворца.
В 1920 году здесь был открыт музей усадебного быта, одно время его директором был писатель Михаил Пришвин. Одновременно в усадьбе размещался конный завод № 16 имени Буденного. Алексино пострадало во время Великой Отечественной войны, продолжает разрушаться и сейчас. Большинство построек используется местными жителями, благодаря чему они поддерживаются в рабочем состоянии.
Если пойти от главного дома прямо по главной аллее, издалека видна церковь Михаила Архангела (архитектор М.Ф. Казаков; церковь будет справа рядом с дорогой при подъезде через село к усадьбе). Ее строительство было завершено в 1792 году. Над барельефами, украшавшими храм, работал выдающийся скульптор Ф.И. Шубин.
Дарья НИКИТИНА


ПУШКИН СПОНСИРОВАЛ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Федор Конь скрывался в Болдине
Дорогобуж построили итальянцы
А в 19 километрах к востоку от Дорогобужа до сих пор действует знаменитый Троицкий Герасимо-Болдинский мужской монастырь. Его история началась в 1528 году, когда святой Герасим Болдинский, основатель монастыря, поселился в этих местах. Сначала жившие неподалеку крестьяне противодействовали монаху, так как боялись, что он создаст здесь монастырь, который отберет у них земли. Чтобы их успокоить, Герасим перебрался к речке Болдинке, на лесную поляну возле Смоленского тракта, и благословил окрестных жителей ставить около его пещеры и кельи свои дворы. Рядом бил родник, чудом сохранившийся до сих пор. К Герасиму стали стекаться ученики; в 1530 году он срубил деревянную Сергиевскую (впоследствии Троицкую) церковь, храм Богородицы, поставил кельи. В конце 17-го века монастырь стал богат и знаменит. Пожертвования сюда вносили известные представители русской аристократии: Плещеевы, Пушкины, князья Звенигородские. История сохранила и имена монастырских зодчих. Самый знаменитый из них - Федор Конь, строитель смоленской крепостной стены. Он, поссорившись с опричниками, скрылся в Болдине в 1575 году и до 1606-го обустраивал его, делал вклады. Сын Федора Коня был монастырским казначеем.
После революции Болдин монастырь продолжал действовать - в нем оставалось 13 монахов. В 1921 году здесь даже началась реставрация, но в 1922 году власти конфисковали имущество, вскрыли мощи святого Герасима, а все монахи были репрессированы. А во время Великой Отечественной войны монастырь был разрушен полностью. И чудом возродился! Архитектор Петр Барановский заметил, что здание монастыря обрушилось большими «кусками», которые можно собрать воедино. Удивительно, но в 1964 году в советской России монастырь стали восстанавливать. Правда, действовать он начал много позже - в 1990 году в Болдине состоялась первая церковная служба, а еще через год мужской монастырь освятили. С тех пор туда тянутся не только верующие, но и просто туристы - посмотреть на чудом возродившийся храм.
 


» Пржевальский нашел байкал под Смоленском
07.08.08 | Краеведение
Пржевальский нашел байкал под Смоленском
Пржевальский нашел байкал под Смоленском
Преодолев сотню километров от областного центра, вы сможете искупаться в озере Сапшо, напиться «живой воды», да и просто насладиться красивейшими пейзажами
Чистик славится прозрачной водой, Дго - живописным видом, Ржавец - солидным тысячелетним возрастом, Баклановское - хорошим уловом, Мутное - запасом лечебных илов... На территории Национального парка «Смоленское поозерье» 35 озер, каждое из которых не похоже на другое. Но жемчужиной, безусловно, является наш «Байкал в миниатюре» - овеянное легендами и мифами озеро Сапшо.
Парк был создан на северо-западе области 15 апреля 1992 года для того, чтобы сохранить уникальный природный комплекс. На территории почти в 150 тысяч гектаров находятся более сотни археологических памятников и знаменитый Музей Пржевальского.
Тибетские монахи медитируют
в Пржевальском
Самое большое озеро Смоленского Поозерья (его длина 3 километра, а наибольшая ширина 1,8 километра) скрывает в своих водах много загадок. До сих пор краеведы не знают, что вообще означает слово «Сапшо». Если попытаться обойти Сапшо вдоль всего берега, то невозможно не обратить внимания на разбросанные повсюду многочисленные древние захоронения - курганы, датируемые 8 - 13-м веками.
Сто лет назад их насчитывалось здесь более 150, а это дает все основания считать, что территория около озера была довольно густо заселена. Кто мог жить в этих местах? Воды озера постоянно вымывают какие-либо артефакты: старинные монеты, фрагменты неолитической керамики. Как-то сотрудники парка обнаружили в прибрежной воде металлическую подвеску в виде головы древнегреческого божества и глиняное изображение сидящего Будды.
Некоторые ученые предполагают, что тысячу лет назад здесь находился целый город, однако до сих пор эта версия научно не подтверждена, но и не опровергнута. Впрочем, если ученые сомневаются, то мистики уверены - озеро наделено чудесной энергетикой. Сюда каждый год приезжают «подпитаться энергией космоса» и современные язычники, и тибетские монахи.
Где набрать «живой воды»?
Примерно в 15 километрах от поселка Пржевальское, за деревней Желюхово, слева от дороги, ведущей на Рибшево, с незапамятных времен бьет из земли быстрый живой ключ. Все называют его «Святой источник». Это место настоящего паломничества: всякий приезжающий и приходящий заходит к колодцу напиться, умыться, обязательно набирает с собою во всю имеющуюся тару хрустально чистую воду из ключа.
На деревьях и кустах вокруг колодца вешают ленты, пояса и платочки или просто бросают монету в колодец. Существует поверье, что вода в «Святом колодце» чудодейственная, помогает от всех болезней. В 80-е годы специалисты сделали анализ воды и установили, что дело не в святости, а в определенных бактерицидных свойствах воды.
Соперник Смоленска
Около озера Ржавец расположился археологический комплекс древнего города Вержавска. Площадка имеет овальную форму, ее площадь более 4 тысяч квадратных метров. Возникло это поселение в 9-м веке. Вокруг городища расположено селище - место жительства городских ремесленников.
После Смоленска - единственного города на этой территории в то время - вторым центром городского типа в 12-м веке был Вержавск. Город находился на пути «из варяг в греки», его население занималось земледелием, а также работами по перевозке товаров и торговлей. С угасанием торгового пути последние виды заработков прекратились, и Вержавск утратил свое экономическое значение. В 17-м веке город был полностью разрушен во время польско-литовского нашествия. Это единственный полный археологический комплекс на территории парка, включающий остатки городища, селища, языческого кладбища древних славян, которые сохранились до сих пор.
Урал
в смоленской глубинке
В поселке Пржевальское по адресу: улица Слободы, дом 29, в 1978 году был открыт музей имени великого русского путешественника Николая Пржевальского. Он путешествовал всю свою жизнь. По словам академика Льва Берга, «до Пржевальского о Центральной Азии знали не больше, чем о поверхности Луны».
В Центральной Азии Пржевальский собрал громадный гербарий - около 1600 растений, одних только млекопитающих привез 702 экземпляра. А в 1882 году путешественник решил поселиться в смоленской глубинке под названием Слобода (сейчас поселок Пржевальское). Но и здесь Николай Михайлович не сидел на месте, работал, любил бродить по лесам, а в письмах к друзьям с восторгом говорил о Слободе и прелести озера Сапшо. «Кругом все лес, - восторгался знаменитый путешественник, - а из обрывистого берега бьет ключ.
Местность вообще гористая, сильно напоминающая Урал. Озеро Сапшо в гористых берегах, словно Байкал в миниатюре...» И в свое последнее путешествие Пржевальский отправился из Слободы. 20 октября 1888 года он умер на берегу голубого озера Иссык-Куль в Киргизии.
В церкви открыли музей партизан
В центре поселка Пржевальское находится храм Вознесения Господня, построенный в 1724 году на средства местного помещика. Изначально церковь была деревянная. Позднее вокруг храма началось возведение каменных стен.
Постройка новой церкви завершилась в 1782 году, а старые деревянные стены были разобраны. Расписывали стены храма калужские живописцы, украшала церковь высокая колокольня с четырьмя колоколами. Церковь была богата убрана и имела все необходимые церковные принадлежности, ее прихожанами являлись жители 26 окрестных деревень. В 1922 году храм закрыли.
Все церковные ценности были разграблены и распроданы. В здании храма располагались в разное время хранилище, промкомбинат, пекарня и даже водонапорная башня. В сентябре 1942 года в здании церкви размещался командный пункт партизанского соединения «Батя».
В ходе боев здание сильно пострадало, не осталось второго и третьего этажей и колокольни. 8 мая 1985 года в восстановленном здании храма был торжественно открыт Музей партизанской славы. А в 1993 году он переехал в специально выстроенное для него здание, а храм был передан в ведение Смоленской епархии. В настоящее время в храме проводятся богослужения.
Дарья НИКИТИНА


КСТАТИ: В информационном центре национального парка можно узнать обо всех интересных природных и историко-культурных объектах. Время работы: 9.00 - 17.00. Телефон 8(48147) 4-62-04

Как доехать Ежедневно на рейсовом автобусе от автовокзала с 7.00 до 18.00.
 


» Монголо-татар разгромили в Починке
31.07.08 | Краеведение
Монголо-татар разгромили в Починке
Монголо-татар разгромили в Починке
По легенде почти 800 лет назад здесь святой Меркурий Смоленский одержал победу над полчищами хана Батыя

Святой получил по заслугам
Около тридцати населенных пунктов в Смоленской области носят название Починок. Но лишь об одном из них сложили легенду, которая живет на Смоленщине уже сотни лет. Да мало того, имеются и «вещественные доказательства» чудесного события.
Как гласит летопись, в 1237 году на Русь напали полчища хана Батыя и захватили Рязань, Москву, Тверь, Торжок. Лишь Смоленск взять им так и не удалось. На подходах к нему монголо-татарские войска достигли болотистого малопроходимого места у села Долгомостье (нынешний Починковский район). Многие вражеские воины нашли свою смерть в тех болотах. Те, кто выжил, подошли к Смоленску, но были разбиты у Молоховских ворот крепостной стены. Погиб в том бою и смоленский юноша Меркурий, храбро сражавшийся на поле боя. В память об этом событии был установлен знак, просуществовавший до 17-го века. Знак установили снова несколько лет назад.
Однако легенда, которую сложили наши предки, звучит куда красивее. Меркурию явилась Богородица, она сказала юноше: «Немедленно ступай на место, называемое Долгомостье. Там стоит вооруженная рать злых врагов. Не бойся, ты победишь воеводу вражеского. Я не оставлю тебя». Долгомостье находилось от Смоленска в 14 верстах. Там стояла вражья сила, ожидая утра, чтобы напасть на город. Выйдя из храма, Меркурий тихо и незаметно прошел мимо городской стражи и со словами: «Пресвятая Богородица, помоги мне!» - устремился на врагов. Первым пал исполин, гордившийся своей силой, за ним - другие, но убит был и Меркурий: ему в бою отсекли голову. Наутро горожане с удивлением увидели, что все поле покрыто вражескими трупами. Они нашли тело своего защитника и погребли его в соборном храме, а над гробом повесили его доспехи. До сих пор в Успенском соборе хранится святыня - сандалии Меркурия Смоленского.
Несмотря на то что Долгомостье известно очень давно, несколько веков, после утраты памятного знака в 17-м веке, это место было заброшено. Даже митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл признался, что не знал, где именно совершил свой подвиг Меркурий. Но в 2002 году историческая справедливость была восстановлена, и на месте подвига смоленского святого воздвигли памятный знак.

Поселок для трудолюбивых
Конечно, в те далекие времена, о которых гласят легенды, Починка еще не существовало вовсе. По свидетельству историка Бориса Махотина, в 1866 году по смоленским лесам прошли «государевы люди», прокладывая трассу для «чугунки». В 1868 году трасса была проложена, и по ней прошел первый поезд. Это знаменательное событие возвестило и о начале рождения станции Починок, которая вскоре стала важной перевалочной базой на Орловско-Рижской железной дороге по торговле хлебом, лесом, пенькой, льном и другими товарами. Свое название станция взяла от деревеньки, расположившейся неподалеку. Когда-то в здешних местах жили трудолюбивые крестьяне. Свою деревню они назвали Починком, вложив в это название вполне определенный смысл: почин - «начало». Началом для них могли быть: расчищенный под пашню участок в лесу, первый посев на поле, место, отводимое под дом первого поселенца.
Пристанционный поселок стал быстро развиваться, в 1924 году он уже считался центром волости, а в 1926 году был отнесен к разряду городов.
В отличие от других городов, долгое время пребывавших в положении уездных, Починок оказался обделенным памятниками прошлого, в том числе и старинными названиями. Исключением является Прихмарье - зона отдыха к югу от города. Это название произошло от реки Хмарь, которая протекает рядом. Краеведы предполагают, что название имеет отдаленную связь с природными условиями в далеком прошлом: протекая когда-то через дремучие леса, река представлялась хмурой, неприветливой.
До Великой Отечественной войны в городе насчитывалось всего восемь улиц, и лишь в послевоенные годы Починок начал развиваться. Сейчас в нем проживает более девяти тысяч человек.

За что Починку стихи посвятили
Починок не может похвастаться многовековой историей, зато знаменитыми земляками он не обижен. Не каждый районный городок может гордиться тем, что ему посвятил стихотворение всемирно известный поэт. В стихотворении, правда, упоминается не город, а станция. Ведь когда на свет в 1910 году появился Александр Твардовский, городом Починок еще не был. Родился будущий поэт в Починковском районе на хуторе Загорье. В своих воспоминаниях он описывал это место так: «Земля эта - десять с небольшим десятин - вся в мелких болотцах - «оборках», как у нас их называли, - и вся заросшая лозняком, ельником, березкой, была во всех смыслах незавидна. Но для отца, который был единственным сыном безземельного солдата и многолетним тяжким трудом кузнеца заработал сумму, необходимую для первого взноса в банк, земля эта была дорога до святости. И нам, детям, он с самого малого возраста внушал любовь и уважение к этой кислой, подзолистой, скупой и недоброй, но нашей земле, - нашему «имению», как в шутку и не в шутку называл он свой хутор. Местность эта была довольно дикая, в стороне от дорог, и отец, замечательный мастер кузнечного дела, вскоре закрыл кузницу, решив жить с земли. Но ему то и дело приходилось обращаться к молотку: арендовать в отходе чужой горн и наковальню, работая исполу».
В 1928 году Александр Трифонович переехал в Смоленск, а в военные годы хутора не стало - сгорел... И появился снова в 1988 году. Загорье воссоздали в первоначальном виде по макету брата поэта - Ивана Твардовского. Возвели дом, сарай, баню, кузницу, разбили сад и огород. Иван Трифонович собственноручно смастерил для музея мебель, а жители окрестных деревень передали предметы быта, которые были в ходу в детские годы Твардовского. Каждый год 21 июня, в день рождения поэта, все почитатели его творчества съезжаются в Загорье на литературный праздник.

Авангард из глубинки
А вот про то, что в Починке родился один из ярких представителей русского авангарда, знают не многие. В 1890 году на станции Починок появился на свет Лазарь Лисицкий, прославившийся как Эль Лисицкий. Починковцы вполне могут гордиться таким земляком. Во-первых, Лазарь Маркович вместе с автором знаменитого «Черного квадрата» Казимиром Малевичем придумал супрематизм - стиль авангардной живописи, когда цвет преобладает над формой. Во-вторых, он был одним из первых советских архитекторов, работавших над проектами горизонтальных небоскребов. К сожалению, ни одна из оригинальных конструкций, предложенных авангардистом, так и не была построена.
Впрочем, были у Эля и более «приземленные» интересы. В 1928 году он увлекся созданием встроенной и трансформируемой мебели. Так что можно сказать, что современная мебель, которой пользуется весь мир, родом из Починка! А еще советское руководство обращалось к Лазарю Марковичу, когда нужно было оформить павильон какой-нибудь международной выставки. Эль представлял любые советские товары в лучшем виде: от печатной продукции до пушнины. Умер Лисицкий в 1941 году от тяжелой болезни. До этого он успел изготовить несколько антифашистских плакатов. За неделю до его смерти в свет вышел один из самых популярных: «Давайте побольше танков... Все для фронта! Все для победы!».
Дарья НИКИТИНА
 



Архив новостей
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Популярные
статьи

Фоторепортажи
Попонин Антон ( ...
Попонин Антон (10 лет) Смоленск
Добавлена: 26 июля 2009 20:26
Комментарии (0)
901x1024, 603.68 Kb



Опрос
Повлиял ли на вас финансовый кризис?

Да, уволили с работы
Да, задерживают зарплату
Вообще не могу найти работу
Нет, до меня кризис ещё не добрался=)
А у нас в стране кризис?
Затрудняюсь ответить


Главная страница  |  Регистрация  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
Воспроизведение в СМИ, передача в эфир или сообщение по кабелю для всеобщего сведения материалов,
опубликованных на сайте, без согласия редакции ЗАПРЕЩЕНО.

COPYRIGHT © 2008 Газета "Никольское кольцо" All Rights Reserved.королева юга смотреть онлайн
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ@Mail.ru